27 ноября 2016 года — Притча о добром самарянине

27 ноября 2016 года. Неделя 23-я по Пятидесятнице.
Память Апостола Филиппа.
Заговенье на Рождественский пост.
 
Проповедь протоиерея Вячеслава Перевезенцева на притчу о добром самарянине
Храм Святителя и Чудотворца Николая (село Макарово).

 
Евангелие от Луки
глава 10 стихи 25 — 37
Притча о добром самарянине

  Церковнославянский   Синодальный
10:25 И се, закон­никъ нѣкiй воста, искушая его и глаголя: учителю, что сотворивъ, животъ вѣчный наслѣдую?   И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
10:26 Онъ же рече къ нему: въ законѣ что писано есть? како чтеши?   Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь?
10:27 Онъ же от­вѣщавъ рече: воз­любиши Господа Бога тво­его от­ всего сердца тво­его, и от­ всея души тво­ея, и всею крѣпостiю тво­ею, и всѣмъ помышленiемъ тво­имъ: и ближняго сво­его яко самъ себе.   Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя.
10:28 Рече же ему: право от­вѣщалъ еси: сiе сотвори, и живъ будеши.   Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить.
10:29 Онъ же хотя оправдитися самъ, рече ко Иисусу: и кто есть ближнiй мой?   Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?
10:30 Отвѣщавъ же Иисусъ рече: человѣкъ нѣкiй схожда­ше от­ Иерусалима во иерихонъ, и въ разбойники впаде, иже совлекше его, и язвы воз­ложше от­идоша, оставльше едва жива суща.   На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым.
10:31 По случаю же священ­никъ нѣкiй схожда­ше путемъ тѣмъ, и видѣвъ его, мимо­иде.   По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо.
10:32 Такожде же и левитъ, бывъ на томъ мѣстѣ, при­­шедъ и видѣвъ, мимо­иде.   Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо.
10:33 Самарянинъ же нѣкто грядый, прiиде надъ него, и видѣвъ его, милосердова:   Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился
10:34 и при­­ступль обвяза струпы его, воз­ливая масло и вино: всадивъ же его на свой скотъ, при­­веде его въ гостин­ницу, и при­­лѣжа ему:   и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем;
10:35 и наутрiя изшедъ, изъемъ два сребреника, даде гостин­нику, и рече ему: при­­лѣжи ему: и, еже аще прiиждивеши, азъ егда воз­вращуся, воз­дамъ ти.   а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе.
10:36 Кто убо от­ тѣхъ трiехъ ближнiй мниттися быти впадшему въ разбойники?   Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?
10:37 Онъ же рече: сотворивый милость съ нимъ. Рече же ему Иисусъ: иди, и ты твори такожде.   Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.

«А кто мой ближний?»

«А кто мой ближний?» — странный вопрос. И тогда, в евангельские времена, и сейчас для большинства из нас это не вопрос. Ближний тот, кто близок. И не так важно на каком основании зиждется эта близость. Одна вера, один народ, соседи, друзья, единомышленники. Важно здесь то, что эта близость представляется, как нечто уже состоявшееся. Это некая данность, реальность в которой мы живем, в которой есть наши и не наши, свои и чужие, друзья и враги, близкие и дальние. Причем, зачастую, люди оказываются в той или иной группе по формальным признакам, потому что лично мы с ними просто не знакомы.
 
И вот, как мне кажется, Евангелие предлагает нам совсем другой взгляд на человека и человеческие отношения. Человек не есть просто вещь или предмет мира сего, который можно описать по формальным признакам и тем самым выразить его сущность. Человек по сути своей динамичен, изменчив, его невозможно свести к природе, которую, и правда, можно описать по формальным признакам, человек есть личность, или если быть более точным, призван быть личностью. А личность это, как известно, то в человеке, что не сводится к природе (В.Лосский). Личность в человеке это то, что не просто дано человеку, а именно задано, то, что должно вырасти из того зерна, которое есть в каждом человеке (образ Божий), но может и не вырасти. Личностью, а значит, в каком то смысле, и человеком, становятся, а не рождаются. И вот именно об этом говорит Господь в притче о милосердном самарянине (Лк.10:25-37), отвечая на провокативный вопрос законника. То, что ожидал услышать законник могло выглядеть примерно так: те-то и те-то — ближние, потому что они, например, иудеи, а вот те, нет, они же язычники или самаряне. Или, ответ мог быть совсем противоположным — ближние все, не важно какой они веры или крови. И я думаю, что именно такой ответ нам сегодня кажется единственно правильным. Но Господь не дает прямого ответа, Он рассказывает притчу и в конце Сам вопрошает законника: «Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?» Для нашего разговора этот вопрос Спасителя очень важен. Дело в том, что если я правильно понимаю, более точно глагол «был» употребленный в синодальном переводе стоило бы перевести как «становится». «Кто становится ближним?», — «Оказавший ему милость». Логично было решить, что ближний это священник или левит, но они прошли мимо, а самарянин, т.е. чужой или почти враг, становится ближним, делает себя ближним, а через это делает себя личностью, т.е. человеком.
 
Именно об этом притча о милосердном самарянине. Мир будет таким, каким его сделаем мы. Хотим, чтобы нас окружали ближние; свои, а не чужие, пусть и так не похожие на нас, надо просто видеть вокруг себя людей с их болью и радостью, надеждой и проблемами, а не красных и белых, либералов и патриотов, русских и не русских, и если есть возможность деятельно откликаться на их боль и нужду.
 
Собственно этим призывом Господь и заканчивает свой разговор с законником: «Иди, и ты, поступай так же»(Лк.10:37). В переводе С.С.Аверенцева: «Ступай, и поступай так же». Может это звучит и не так красиво, но я думаю, что Сергей Сергеевич хотел подчеркнуть этим, что Господь призывает нас этими словами не просто к действию, а именно к поступку. Не всякое действие поступок. Как замечательно сказала Ольга Седакова: «Поступок — это шаг по вертикали». Мы за свою жизнь делаем не мало шагов, в каком-то смысле жизнь и есть движение, но большинство наших шагов меняют нас во времени и пространстве, но не меняют нас самих. Поступок — это такой шаг, который приводит к внутренним изменениям. И он может быть не только по вертикали, но и в обратную сторону. Только, если мы готовы к этим внутренним изменениям, если мы хотим стать другими, не такими как вчера, или как говорит апостол Павел: «совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его»(Кол.3:9,10), если мы готовы не просто идти по жизни, но совершать поступки, мы можем рассчитывать на то, что мы ученики Христа, а значит и то задание, которое Бог поставил перед человеком, наделяя его Своим образом, — превратить его в подобие, мы сможем выполнить.
 
И, как мне представляется, очень важным на этом пути становления личности, является шаг, или хотя бы внутренняя установка, но то, что бы становится ближним. Это не значит отказаться от своих убеждений, ценностей ради тех у кого они другие, это значит, для начала, постараться увидеть за этими убеждениями и ценностями человека пусть и думающего иначе, не записывая его с ходу в стан врагов. Только такая установка может дать нам шанс совершить поступок на подобии того, что совершил милосердный самарянин. А иначе вряд ли мы избежим участи священника или левита, которые не просто прошли мимо израненного человека, но и прошли мимо возможности самим стать человеком.

Публикация о. Вячеслава Перевезенцева
от 28 ноября 2016 года на www.facebook.com

Притча о добром самарянине

Ввернутся в рубрику: Проповеди »
 
«
»
 
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика