Фильм «Молодость» П.Соррентино (2015г.)

Впечатлениями от просмотра фильма «Молодость» поделился
протоиерей Вячеслав Перевезенцев.

 
Внимание! Категория фильма 18+.

Фильм «Молодость» П.Соррентино (2015г.) Вчера небольшой компанией посмотрели фильм «Мандарины» П. Соррентино, который взял главный приз на последнем Каннском кинофестивале. Фильм из разряда тех, которые я просто физически не смог бы посмотреть один, а вот в компании хороших людей, да еще и если поговорить потом, то пожалуйста.
 
Вот краткое содержание фильма. «Закрытый от внешнего мира спа-курорт где-то в горах Швейцарии. Пасторальная зелень, коровы с колокольчиками, рай. Фред Баллинджер (Майкл Кейн), великий композитор и дирижер, давно отошедший от дел, купается в своей апатии, как в минеральном бассейне. Он отказывается прилюдно выступать (даже перед английской королевой!), хотя с удовольствием дирижирует коровами на лугу. Не может найти слов утешения для дочери (Рэйчел Вайц), которую бросил муж, и проводит время в ленивых разговорах с давним другом, столь же пожилым режиссером Миком (Харви Кейтель). Мик еще ого-го, он приехал на этот курорт, чтобы не без помощи молодых авторов дописать сценарий своего лучшего фильма. Здесь же, на местном Олимпе, отдыхают и работают другие боги, герои и легенды: необъятных размеров бывший футболист с вытатуированным во всю спину Марксом, новая мисс Вселенная, музыканты, развлекающие почтенную публику (в «Молодости» самих себя играют Суми Йо и Марк Козелек), знаменитый голливудский актер Джимми Три (Пол Дано), который готовится к новой роли, буддийский монах, который, говорят, умеет левитировать».
 
Безусловно, «Молодость» — очень качественное кино. Картинка великолепна, музыка выше всяких похвал, актерский ансамбль просто гениальный, есть что-то вроде сюжета, но, по большому счету, я не понимаю, зачем я это посмотрел. Постараюсь разобраться.
 
Начну немного со стороны. В нашей культуре понятие «молодость» содержит явно положительные коннотации. Молодость прекрасна, она востребована, желанна. Я уже совсем не молод и, может быть, поэтому мне близки слова о. Александра Шмемана из его «Дневников»: «Христос нам явлен как ребенок и как взрослый, несущий Евангелие, только детям доступное. Но Он не явлен нам как молодежь. Мы ничего не знаем о Христе в 16, 18, 22 года! Детство свободно, радостно, горестно, правдиво. Человек становится человеком, взрослым в хорошем смысле этого слова, когда он тоскует о детстве и снова способен на детство. И он становится плохим взрослым, если он эту способность в себе заглушает. В детстве никогда нет пошлости. Человек становится взрослым тогда, когда он любит детство и детей и перестает с волнением прислушиваться к исканиям, мнениям и интересам молодежи». А в другом месте тех же «Дневников» мы встречаем слова о. Александра, которые могли бы стать своего рода эпиграфом к этому фильму. «Потому что молодость не знает о смерти, не знает она и жизни». Такое впечатление, что в этом фильме никто не знает о смерти, ее просто нет в этом «прекрасном и дивном мире», но получается, что и жизни тогда в этом мире тоже нет. И только тогда, когда смерть все-таки забирает одного из друзей, второй делает шаг по направлению к жизни. Конечно, это только на мой субъективный взгляд. Кому-то может показаться, что персонажи этой картины находятся чуть ли не в раю. Покой, здоровая пища, всевозможные водные и не только процедуры, развлекательная программа по вечерам, проститутка в холе и мисс Вселенная (голая) в бассейне, горы, леса, поля и луга, коровки с колокольчиками… Чем не парадиз?
 
Итак, «Молодость» молодого, но уже известного итальянского режиссера Паоло Соррентино, которого уже записали в наследники великого Феллини. Честно говоря, я не очень понимаю, почему картина, центральной темой которой является старость, а точнее увядание, упадок (декаданс), называется «Молодость», если, конечно, не видеть в этом своего рода иронию. Впрочем, иронии и правда в фильме достаточно много. Это постоянное соединение возвышенного и низменного, красивого и безобразного. Соединения, надо сказать, настолько искусного, почти гармоничного, что невольно ловишь себя на мысли: может быть, это и не ирония никакая, а так и должно быть? мир просто вот такой разный, и в нем есть место всему, а ты просто не дорос до такого просвещенного взгляда…
 
На протяжении всего фильма меня не покидало чувство, которое только усилилось к финалу, которое лучше всего передает английское слово «сплин». Какая-то хандра, что-то очень тоскливое и неприятное, и именно потому что так все красиво, но как-то бессмысленно и даже несколько пошло, не агрессивно, а как-то обыденно, банально. Может быть, несколько резковато, но, мне кажется, достаточно точно об этом написал Денис Рузаев: «Если «Молодость» высмеивает мир глянца его же средствами, то надо признать: глянец побеждает, укатывает, как в асфальт, и Феллини, и Соррентино с его доходящим здесь до мизантропии цинизмом. Финальный концерт все же состоится, Гитлера никто не заметит, молодость сменится старостью, а самым живучим образом из сотни смикшированных здесь всеядным итальянским ерником окажется задница мисс Вселенной. Все-таки у Соррентино цели со средствами расходятся чуть ли не самым чудовищным в современном кино образом — только он может навести великую (до боли в глазах) красоту, чтобы сложить из нее слово «жопа».
 
Банально говорить, но в этом фильме мы видим мир, где давно умер Бог. Остались Его следы, и мы их видим — прекрасные альпийские пейзажи, волшебная музыка, старинная архитектура, а люди в этом безбожном мире пытаются не просто жить, но еще и хотят быть вечно молодыми. И не важно, что они для этого делают — пытаются омолодить свои дряхлеющие телеса, пользуясь чудесами современной медицины, оживляют свои воспоминания, несмотря на почти отсутствующую память, погружаются в работу, сочиняя очередной «шедевр», или наоборот наотрез отказываются работать, пытаются воспитывать уже взрослых детей, так и не сумев их просто понять… Удастся ли поймать эту птицу счастья — молодость? Ответ очевиден. Но если это так, то какой же выход? Собственно, режиссер на примере двух главных героев показывает нам два выхода. Один из них кончает жизнь самоубийством, а второй возвращается к дирижерскому пульту, и звучит прекрасная музыка. Да, Бога нет, смысла нет, молодость недостижима, но осталась прекрасная музыка, а она вечна.
 
Ну а почему же все-таки так грустно, какое мне дело до этих буржуйских стариков с их простатитом, тщеславием и комплексом неполноценности? Дело в том, что «Молодость» не просто рассказ о двух престарелых западных интеллектуалах, проводящих лето на спа-курорте в Швейцарском Давосе. Это картина сегодняшней Европы, и картина эта печальна.
 
Неслучайно действие фильма происходит в тех же местах, а может даже в том же отеле, где разворачиваются события романа Т. Манна «Волшебная гора». Тогда, 100 лет назад немецкий писатель пытался понять, что происходит с Европой, куда она идет. Не думаю, что Соррентино сознательно ставил себе похожие задачи, но пройти мимо этих вопросов трудно.
 
Уверен, кто-то, увидев такую печальную картину декадентской Европы, только с удовольствием потрет руки, приговаривая: «мы же говорили, предупреждали, куда катится ваша гейропа, вот, полюбуйтесь», а мне грустно и страшно. Как было грустно и страшно уже почти 150 лет назад и Ф.М.Достоевскому, писавшему в «Дневнике Писателя»: «О, знаете ли вы, господа, как дорога нам, мечтателям-славянофилам, по-вашему, ненавистникам Европы — эта самая Европа, эта «страна святых чудес»! Знаете ли вы, как дороги нам эти «чудеса» и как любим и чтим, более чем братски любим и мы великие племена, населяющие ее, и все великое и прекрасное, совершенное ими? Знаете ли вы, до каких слез и сжатий сердца мучают и волнуют нас судьбы этой дорогой и родной нам страны, как пугают нас эти мрачные тучи, все более и более заволакивающие ее небосклон?»
 
С тех пор тучи стали еще мрачней, но Европа всё еще жива и это вселяет надежду. Конечно, и этот итальянский фильм — не окончательный вердикт современной Европе, она очень разная, но все-таки это тенденция. Уверен, что просто красивое кино не получит в Каннах золотую пальмовую ветвь. Почему так случилось? Почему они (мы) дошли до жизни такой? У меня нет ответов, но вот на днях, читая «Цитадель» великого европейца Антуана де Сент-Экзюпери, я наткнулся на такие строчки: «Пища необходима, но она куда опаснее, чем голод».

Протоиерей Вячеслав Перевезенцев

Источник:
 — Страничка протоиерея Вячеслава Перевезенцева на www.facebook.com
 

Ввернутся в рубрику: О Культуре »
 
«
»