Друг-священник: почему бы и нет?

Попросили ответить на вопрос: «Могут ли дружить священник и прихожане?».
Вопрос с одной стороны простой и ответ на него, как мне представляется, может быть только положительный.
Но на самом деле внутри этого вопроса много нюансов, тонкостей.
Что значит дружить? Чем дружба отличается от просто хороших отношений — приятельства, знакомства, симпатии и т.д.? Каковы отношения священника со своими прихожанами? Может быть он для них старец, через кого Господь открывает им Свою волю, или м.б. он просто «косит» под старца или его таковым делают без его на то желания? Или священник такой «требоисполнитель» для которого любые отношения с людьми тяжелы т.к. они очень утомительны, а дохода от них мало.
В общем, вопросов на самом деле много, я попытался не столько дать исчерпывающие ответы, сколько обозначить пространство для разговора, в котором, как мне кажется, интересно услышать не только священников, но и прихожан.

Публикация о. Вячеслава Перевезенцева
от 29 июня 2016 года на www.facebook.com

«Друг-священник: почему бы и нет?»
(Протоиерей Вячеслав Перевезенцев, Оксана Головко | 28 июня 2016 г.)

Могут ли дружить священник и прихожанин? Что может помешать такой дружбе? Размышляет протоиерей Вячеслав Перевезенцев, настоятель храма святителя Николая Чудотворца в деревне Макарово (возле Чернологоловки Московской области)

J McDowell / Flickr.com

Фото: J McDowell / Flickr.com

Вы – друзья мои

Протоиерей Вячеслав Перевезенцев. Фото: Анна Гальперина - www.artos.nameА почему нет? Дружить в принципе лучше, чем не дружить. Посмотрите сколько замечательных слов в Библии сказано о дружбе. Вот, например, слова премудрого Соломона:
 
«Двоим лучше, нежели одному; потому что у них есть доброе вознаграждение в труде их: ибо если упадет один, то другой поднимет товарища своего. Но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его. Также, если лежат двое, то тепло им; а одному как согреться? И если станет преодолевать кто-либо одного, то двое устоят против него: и нитка, втрое скрученная, нескоро порвется»(Еккл.4:9-12).
 
Да, и Сам Господь называет своих учеников именно этим словом: «Вы — друзья Мои»(Ин.15:14). И Его слова, которые так актуальны именно в эти дни праздника Троицы, — «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них»(Мф.18:20), разве они не про друзей, или эти двое могут быть недругами или врагами? Заметьте, Господь посылает на проповедь своих учеников по двое(Мк.6:7), и я думаю это делается совсем не из за утилитарных соображений. Все мы знаем, какое важное место в нашей жизни занимает любовь — это наибольшая заповедь по слову Спасителя(См.Мф.22:37-40).
 
В греческом языке для слова «любовь» существует несколько глаголов: то, что мы могли бы перевести как «дружеская привязанность», по-гречески звучит как «филия». «Филия» (дружба, чувственная привязанность), как и «агапе» (любовь, которая покоится на решении воли, именно этот глагол стоит в заповеди Христа о любви к врагам(Мф.5:44)) встречается в Евангельских текстах. И, скорее всего, как утверждают специалисты, Сам Господь не делал разницы между этими словами, хотя бы потому что Он говорил по-арамейски, а в этом языке, как и в еврейском и русском одно слово для любви. Но мне кажется важным, что в Евангелиях, которые записывали на греческом, появилось не только «агапе», но и «филия».
 
И в этом смысле, совершенно по особому мы воспринимаем беседу Воскресшего Христа с апостолом Петром(Ин.21:15-24). Ведь на вопрос Спасителя: «Любишь (агапе) ли Меня?» Петр отвечает: «Люблю (филия)», для него крайне важно засвидетельствовать именно личную, дружескую любовь. Об этом замечательно написано отцом Павлом Флоренским в главе «Дружба» его «Столпа и утверждении Истины».

Отец и сын, учитель и ученик

Итак, вряд ли кто-то сомневается, что дружить — это хорошо. Может быть, дружить — это трудно? Да, конечно: все прекрасное в нашей жизни не просто. Но в чем именно эта трудность? Трудно дружить иудею и самарянину, рабу и господину, генералу и солдату. Это понятно. А в чем трудность дружбы священника и прихожанина? Есть ли в этих отношениях своя специфика? Конечно, есть. И все же это общение вполне вписывается в отношения, которые мы встречаем в нашей обыденной жизни. На что они могут быть похожи?
 
Ну, например, на отношения отца и сына. Может ли быть между ними дружба? Да, но при условии, что сын повзрослел, так как если он еще не повзрослел, то он по-прежнему нуждается исключительно в заботе, опеке со стороны отца, и с его стороны отец ждет послушания и благодарности.
 
Или отношения учитель и ученик. Эти отношения тоже ведь могут строиться, исходя из разных парадигм. Например, парадигма дрессуры, которая предполагает, что мир — четко отлаженный механизм, все в нем подчиняется совершенно «железным» законам, как материальным, так и не материальным, надо просто хорошо их знать, и все будет прекрасно. Учитель — это тот, кто знает как надо, а ученику стоит только довериться и строго выполнять его предписания. Понятно, что дружба в такой парадигме не только затруднительна, но и просто не нужна.
 
Другая парадигма отношений учитель и ученик — репетиторство. Она существенно отличается от парадигмы дрессуры. В основе лежит представление о том, что мир — это система, к которой отдельные элементы соединены прямыми и обратными связями. Научение происходит не только путем «проб и ошибок», но и в результате формирования более адекватной реальности представлений о мире. Главная задача учителя — дать человеку необходимую информацию и объяснить, как ею пользоваться.
 
Может ли быть дружба в таких отношениях? Она уже более вероятна, чем в случае с дрессировкой, но, опять же — а зачем она нужна? Нужно, чтобы репетитор хорошо владел предметом, а ученик был замотивирован на обучение и имел к этому способности, а какие при этом будут у них взаимоотношения — не важно.
 
Еще одна парадигма — наставничество. В основе этой парадигмы лежит представление о том, что одностороннее воздействие в этом мире фактически отсутствует, всегда есть взаимодействие. В рамках этого учитель уходит от позиции школьного или вузовского преподавателя, который сеет в массы разумное, доброе, вечное. Наставник просто обладает большим опытом в той или иной сфере, чем его ученик.
 
Он носитель не столько «правильного», сколько «проверенного» опыта. Наставник отчетливо осознает вариативность путей достижения цели и поэтому не пытается навязать один на всех способ, а предлагает спектр возможных. Свою задачу такой человек видит в том, чтобы создать условия для самостоятельного «набивания шишек» под его руководством. Его девизом вполне могла стать фраза: «Истину нельзя вызубрить, истину нужно выстрадать».
 
Возможна ли дружба здесь? Да, в таких отношениях она не только возможна, но и желательна, ибо эти отношения принципиально личностны, субъектны. Правда, существует одна опасность для дружбы в таких отношениях. Вольно или невольно ученики «навешивают» на наставника свои ожидания, что он будет всеведущим гуру, который решит все их проблемы, может возникнуть что-то вроде «культа личности». И наставники, часто не справляются с этим искушением.

Ты знаешь, как сильно мы нуждаемся в Дружбе
 
«Ты знаешь, как сильно мы нуждаемся в Дружбе»

Я сознательно постарался подойти к поставленному передо мной вопросу как бы со стороны. Думаю, желающие могут найти для себя почву для размышлений, вопросов, а ответов у меня и самого нет.
 
Дружба, как и все в нашем мире, может быть искажаема. И дружба между священником и прихожанином в данном случае не исключение. Что искажает, а иной раз и просто извращает дружеские отношения? Ничего нового, вся та же зараза — зависть, ревность, мнительность, собственничество, эгоизм, равнодушие и так далее.
 
Под личиной дружбы может прятаться влюбленность, страсть, если речь идет об отношениями с прихожанками. Хорошо помню, как еще в семинарии наш преподаватель отец Артемий Владимиров рассказывал нам об опасности для пастырей так называемых «жен-мироносиц», которые окружают священника, особенно молодого, своим вниманием, заботой, всюду следую за ним, восторгаются им и так далее.
 
Такого опыта у меня нет, а опыт дружбы подлинной и настоящей с теми, кто вместе со мной не только идет по жизни, но и молится и подходит к Чаше, большой. У меня среди прихожан много друзей. Кто-то сначала был мои другом, а потом стал прихожанином, но больше тех, кто пришел в Храм, а затем мы подружились. Во многом это связано еще и с тем, что живем мы все рядом, в соседних домах, вместе воспитываем детей, вместе отдыхаем, много лет подряд ходим в походы, устраиваем совместный праздники, помогаем друг другу в сложных ситуациях.
 
И то, что я священник, вносит в эти отношения свои особенности, но это не играет существенной роли. Конечно, такого рода отношения невозможны со всеми прихожанами, и, наверное, это вызывает у кого-то чувство ревности, — были, как мне кажется, и у нас такие случаи, но я стараюсь предельно бережно относится к каждому человеку, которого Господь приводит в наш храм. Насколько хорошо у меня это получается, судить не мне.
 
В молитве Антуана де Сент-Экзюпери, которую я очень люблю, есть такие слова:
 
«Ты знаешь, как сильно мы нуждаемся в Дружбе.
Дай мне быть достойным этого самого прекрасного и нежного Дара Судьбы».

 
Я не знаю, достоин ли я этого Дара, но я точно знаю его вкус. И за это я очень благодарен Господу и своим друзьям, многие из которых являются прихожанами нашего храма.

Подготовила Оксана Головко

Источник:

Ввернутся в рубрику: Статьи »
 
«
»
 
Рейтинг@Mail.ru
Besucherzahler
счетчик посещений
Интернет-статистика Индекс цитирования
Яндекс.Метрика
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - www.logoSlovo.RU