СТРАНА ТЕНЕЙ

СТРАНА ТЕНЕЙ
Внимание! Ограничения по возрасту на просмотр фильма: 16+

«Страна теней» («Царство теней»; 1993) — фильм Ричарда Аттенборо по пьесе Уильяма Николсона.А если бы не было в нашей жизни горя, то лучше б не было, хуже было бы. Потому что тогда и… счастья бы тоже не было, и не было бы надежды. Вот («Сталкер» А. Тарковский)
 
«Страна теней» («Царство теней»; 1993) — фильм Ричарда Аттенборо по пьесе Уильяма Николсона. Фильм рассказывает о жизнь Клайва С. Льюиса. В основе: теоретические, триумфалисткие убеждения Льюиса под действием опыта настоящего счастья и настоящего горя (любовь к жене и ее смерть) превращаются в подлинную, выстраданную веру. В главной роли — Энтони Хопкинс.
 
Слегка перефразируя две умные сентенции, прозвучавшие в картине, можно сказать, что данное кино надлежит смотреть хотя бы затем, чтобы знать, что вы не одиноки в этом мире, а ваша сегодняшняя боль – это всего лишь часть вашего вчерашнего счастья…
 
С этой мыслью мы встречаемся в конце фильма. А начинается эта биографическая кинолента словами Клава Льюиса звучащими с университетской кафедры:

«Я не уверен, что Бог желает нам именно счастья. Он хочет, чтобы мы любили и были любимыми. Он хочет, чтобы мы выросли. Мы полагаем, что наши игрушки принесут нам счастье, а наш угол — это и есть весь мир. Но иногда надо выбираться из своего уголка в мир людей. И это приносит страдания».

Собственно, фильм, именно об этом — о подлинном взрослении, уже не молодого и очень известного писателя и проповедника, который в конце жизни встречается и с глубокой любовью и настоящим страданием.
 
Льюис много в своих блистательных апологетических трудах писал о любви и о страдании. И Любви и Страданию посвящены его отдельные книги. Книги очень умные, но может быть, именно по этому несколько теоретические.
 
«Я не так глуп», — пишет Льюис в предисловии к «Страданию», чтобы учить других терпению и силе, и мне нечего предложить читателю, кроме убежденности в том, что, если Страдание неизбежно, — капля мужества поможет больше, чем реки знаний, капля жалости — больше, чем реки мужества, а любовь Господня — больше всего».
 
В этой замечательной фразе есть все…кроме, самого страдания.
 
Этому фильму, я лично останусь благодарен, хотя бы только по тому, что он стал для меня поводом познакомиться с последней книгой Льюиса, которой почему-то не оказалось в 8-ми томном издании его трудов. Я имею ввиду книгу «Боль утраты», пронзительную книгу, чем-то напоминающую библейскую книгу «Иова» написанную Льюисом после смерти жены и незадолго до своей кончины.
 
Льюис сознавал, что смерть жены сделала его другим человеком, что она разрушила его прежнюю веру, как карточный домик. Вот как он об этом пишет:

«Какое основание для сомнений в том, во что я всегда верил? Мне прекрасно известно, что каждый день во всем мире умирают люди, происходят вещи и пострашнее. <…> Я не получил ничего, чего бы я не ожидал. Конечно, большая разница, когда это случилось с тобой, а не с другими, и не в воображении, а в действительности. <…> Если мой дом рухнул от одного дуновения, значит это был карточный домик. Вера, которая «все принимала во внимание», была воображаемой. «Принимать во внимание» не значит «сопереживать». Если бы меня действительно волновали чужие горести, как я полагал, я не был бы так придавлен собственным горем. Это была воображаемая вера, играющая с безобидными фишками, на которые наклеены бумажки со словами: «болезнь», «боль», «смерть» и «одиночество».
 
Любители бриджа утверждают, что надо непременно играть на деньги, иначе теряется интерес. Так же и здесь. Если вы ничего не ставите на кон, то и неважно, есть Бог, нету Бога, милосердный Он, или злобный космический садист, есть ли вечная жизнь или ее нет. И вы никогда не осознаете, насколько это для вас важно, пока не начнете играть не на фишки и не на шестипенсовики, а поставите на кон все, что имеете, до последнего пенни. Только это может встряхнуть такого, как я, и заставить пересмотреть свои взгляды, начать думать и верить по-новому. Такому требуется дать хорошего тумака, чтобы привести в чувства. Иногда правды можно добиться только пытками, и только под пытками ты сам узнаешь правду»;
 
«Бог – знал с самого начала, что мой храм – это карточный домик. И единственный способ заставить меня это понять — развалить его».
 
«Вы никогда не знаете, насколько сильно вы верите во что бы то ни было, пока истинность вашей веры не станет вопросом жизни или смерти. Легко утверждать, что данная веревка достаточно крепкая, если вы собираетесь обвязать ею коробку. Но, предположим, на этой же веревке вам предстоит повиснуть над пропастью. Вот тут-то вы и поймете, насколько вы уверены в крепости вашей веревки».

Сегодня мы слышим, как и всякий раз в Пасхальные дни, и сами благовествуем:

— ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! ПОБЕЖДЕНА СМЕРТЬ ПОБЕДОЮ! СМЕРТИ БОЛЬШЕ НЕТ!

А тем временем, смерть все больше для каждого из нас обретает личные черты. И потому, так трудно пройти мимо таких слов Льюиса:

«Очень трудно выносить тех, которые говорят: «Смерти нет» или «Смерть не имеет значения». Смерть есть и она имеет значение, и ее последствия неизбежны и непоправимы»

Смерть серьезна и смерть реальна и она точно имеет значение и именно поэтому, именно, в силу этого, серьезна и реальна смерть Христа и серьезно и реально Его ВОСКРЕСЕНИЕ.
 
И последствия Его Воскресения, так же неизбежны и непоправимы!!!
 
Посмотрите этот фильм сэра Ричарда Аттенборо, лауреата множества кинопремий с блистательным актерским дуэтом Энтони Хопкинса и Дебры Уинтер, а если, как мне, захочется перечитать «Боль утраты», то не уверен, что у вас появятся новые ответы, но вопросы, может быть, и не столь новые, появятся точно.

Публикация о. Вячеслава Перевезенцева
от 23 апреля 2020 года на www.facebook.com