№117. Служит к миру и ко взаимному назиданию

Дневник о.Вячеслава Перевезенцева.

«Итак будем искать того, что служит к миру и ко взаимному назиданию»(Рим.14:19)

Эта заповедь ап. Павла из сегодняшнего литургического чтения, не так легка в исполнении, ибо, по его же слову: «надлежит быть разномыслию между вами»(1 Кор.11:19).
 
Трагическая история с Жаном Ванье не отпускает. Для меня она немного личная и потому трудно быть отстраненным, а это условие очень важное для понимания случившегося.
 
Но, я вижу, как легко из этой, на самом деле, очень страшной истории, многие смотрящие на нее со стороны,делают далеко идущие выводы — «вот, мол цена, этому вашему гуманизму в христианстве». Когда-то в своей статье памяти Константина Леонтьева архимандрит Константин (Зайцев) назвал такое ««розовое христианство» — «самым страшным соблазном, который только может быть поставленным перед христианской совестью Сатаною… Это «соблазн подмены подлинной любви христианской во всех ее проявлениях, вплоть до самых высших, – ее сатанинским суррогатом».
 
Такая лексика не очень способствует установлению диалога, но, как всякую мысль, резкую и категоричную, ее трудно не услышать. Трудно, услышав, не привычно отмахнуться, навешивая ярлыки — мракобесы, ретрограды, черносотенцы и т.д., а искать аргументы или хотя бы их вспоминать, ибо спор этот не новый.
 
Очень хорошо, сегодня,примерно, об этом написал библеист Глеб Ястребов:

«…Уважаемые люди высказали мысль, что виденная в «Ковчеге» духовность оказалась фейком. На мой взгляд, перебор («Ковчег» — не только Ванье), но в одном отношении точно. Здесь проблема шире, чем личные недостатки о. Томы и его ученика.
 
Хотя я далек от кальвинизма (Кальвин бы меня сжег, наверное), кальвинистский взгляд на человека в Церкви трезвее, чем розовое благодушие многих кругов (странно — после ХХ века, психоанализа и психологии). Теоретически , Дух преображает христиан. Но практически — гладко было на бумаге.
 
Придя в Церковь, человек может измениться к лучшему. Но это изменение — значительно менее глубокое и менее полное, чем он думает. Радостный настрой, в котором он пребывает от обретенного смысла жизни, отчасти создает иллюзию (для окружающих, но и для него).
 
С такими речами я как бы оказываюсь на стороне с законниками, которые любят говорить про грехи, прелесть и аскезу. Это досадно. (Лучше молчать, да?)»

Молчать не стоит, все это очень важные темы и я бы с большим интересом услышал, например, Татьяну Александровну Касаткину, которая часто любит вспоминать в своих лекциях слова старца Зосимы:

«Жизнь есть рай, ключи у нас» (черновая запись к «Братьям Карамазовым»).
 
«Жизнь есть рай, и все мы в раю, да не хотим знать того, а если бы захотели узнать, завтра же и стал бы на всем свете рай» («Братья Карамазовы»).

Завершает свой пост Глеб Гарриевич словами, которые вряд ли у кого-нибудь могут вызвать не согласие:

«Но в этой истории есть много плюсов. Она не только может увеличить трезвенность. Она может увеличить терпимость к окружающим. Если человек, который сделал много хорошего, — и весьма вероятно, старался, молился — остался глубоко поврежденным, надо с пониманием относиться к другим: тем, кто обнаруживает свои темные стороны»

Дневник о. Вячеслава Перевезенцева
от 29 февраль 2020 года на www.facebook.com