№106. Дискуссия по поводу русского языка в богослужении

Дискуссия по поводу русского языка в нашем богослужении
Дневник о.Вячеслава Перевезенцева.

Одним из обнадеживающих моментов наступившего нового года стала для меня начавшаяся дискуссия по поводу русского языка в нашем богослужении.
 
Очевидно, что проблема (трудности в понимании богослужения) на которую в своем обращении к московскому духовенству в конце прошлого года обратил внимание Патриарх Кирилл не нова, но долгое время публичной и внятной дискуссии на эту тему почти не было, за исключением краткого периода в середине 90-х. К сожалению тогда разговор на эту важнейшую для церкви тему быстро скатился к обыкновенному буллингу и, как это и бывает, при неравенстве сил, к безоговорочной победе сторонников ничего не менять и не трогать того, что положено не нами. Более того, в сознание многих православных людей, именно с этого времени вошел явно негативный термин неообновленчество и всякая попытка, хотя бы, обратить внимание на то, что проблема реально существует, автоматически маркировала тебя как неообновленца, а значит врага Церкви, с которым даже вступать в разговор грешно.
 
После слов Святейшего:

«… полагаю возможным, чтобы там, где общины к этому готовы, апостольские и паремийные чтения, которые нередко наиболее сложны для понимания, звучали на русском языке. То же касается чтения Евангелия при совершении треб и при уставном прочтении всего текста Четвероевангелия на Страстной седмице, которое на практике нередко распределяется на весь Великий пост», ситуация изменилась очень сильно. Теперь уже обозвать сторонника чтения Священного Писания во время богослужения на русском языке еретиком или раскольником может далеко не каждый, даже консервативно настроенный православный, а только тот, кто, сам, пожалуй, не далек от ереси или раскола. Увы, таких «ревнителей не по разуму» было всегда в нашей Церкви не мало, но все же, уверен, не они составляют большинство в нашей Церкви.

Уточню, что под «ревнителями» и «радикалами» я понимаю не сторонников ЦСЯ и и не противников каких-бы то ни было изменений, а тех, кто не хочет, даже, видеть проблемы и тем более о них говорить, а пытающихся эти проблемы озвучить, безоговорочно записывает в «пятую колонну» и стан врагов Церкви.
 
И даже то, что Патриарх мудро уточнил:

«При этом настоятелям следует прислушиваться к своим приходам: где-то введение упомянутых практик будет воспринято с благодарностью, а где-то может вызвать неприятие, обусловленное иной многолетней привычкой. Важно помнить, что здесь главная цель священника не в том, чтобы реализовать нечто, что представляется ему теоретически правильным, но в том, чтобы помочь прихожанам преумножить в себе любовь к богослужению», скорее, призывает к открытому диалогу на эту тему, а не замалчивание проблемы, как было до этого.

Повторю, мне отрадно, одно то, что проблема, наконец-то, замечена и о ней можно говорить. Понятно, что разговор этот не может быть простым, у него уже есть некоторая история и Патриарх вспоминая и свят. Феофана Затворника и редактирование Триоди, более, чем 100-летней давности, напоминает об этом. А есть еще, очень мало известный, опыт богослужебной комиссии на Всероссийском Поместном Соборе 1917-1918 годов. Интересен, я думаю, для многих православных и опыт перевода богослужения на современный сербский язык, т.к. сделан он очень почитаемым у нас сербским святым прп. Иустином (Поповичем).
 
Следя за дискуссией о языке на страницах фейсбука могу отметить, что она ведется более или менее уважительно, что не может не радовать, помня слова Г. Померанца — «стиль полемики бывает важнее предмета полемики».
 
Многие, в принципе, не имеют ничего против чтения Писания в храме на русском языке, вместо ЦСЯ или параллельно с ним. На нашем приходе мы стараемся придерживаться этого правила уже четверть века и хорошо, что постепенно перестаем быть каким-то исключением.
 
Вопрос о замене ЦСЯ в каких-то других моментах богослужения, конечно, на много сложнее и его точно не решить за один день.
 
Интересно, что главная опасность, которая видится участникам дискуссии, причем с обеих сторон — это навязывания своей точки зрения оппоненту. Сторонники ЦСЯ боятся, что всех, как во времена Патриарха Никона, обязуют перейти на русский язык, а сторонники такого перехода, боятся, что все будут по- прежнему, обязаны служить на ЦСЯ
 
Но, даже Патриарх Никон быстро понял свою ошибку и стал разрешать служить и по новому обряду и по старому и только упорство лидеров старообрядчества и царя Алексея Михайловича привело к страшной трагедии Русской Церкви XVII века.
 
Что плохого в том, что среди подавляющего большинства приходов и монастырей, где все будет по старому, появятся храмы где молитва будет звучать по-русски?
 
Одним из аргументов противников русского языка звучит так — русский язык не воцерковлен, это мирской язык, молитва на нем, то что называется режет слух и т.д. С этим аргументом нельзя не согласится, по крайней мере, в части, воцерковления. Но ведь из этого бесспорного факта можно сделать и прямо противоположный вывод. Не то, что язык Пушкина и Достоевского не пригоден для молитвы, а то, что его надо постепенно воцерковлять. Эта миссия хорошо знакома Церкви еще с апостольских времен. А в том, что это возможно и рано или поздно несомненно случится у меня нет не малейших сомнений. И примером, такого воцерковления для меня служит благодарственный акафист «Слава Богу за все», написанный незадолго до смерти в июне 1934 г. митр. Трифоном (Туркестановым). Да, это не новый перевод известного текста, акафист писался изначально на русском языке, но это прекрасный пример того, как красиво и молитвенно может звучать русская речь.
 
После болезни, мне не просто стало читать и часто я слушаю те или иные молитвы и особую радость мне доставляет именно этот акафист, особенно в исполнении прекрасного мужского хора.
 
Мне кажется, что если скептически настроенные по отношению к родному языку православные просто послушают это дивное пение или то, как этот акафист читает архим. Илий (Ноздрев) то скепсис этот немного уменьшится.

Кондак 1.
Нетленный Царю веков, содержащий в деснице Своей все пути жизни человеческой силою спасительного Промысла Твоего! Благодарим Тебя за все ведомые и сокровенные благодеяния Твои, за земную жизнь и за небесные радости Царства Твоего будущего. Простирай нам и впредь Твои милости, поющим: Слава Тебе, Боже, во веки.
 
Икос 1.
Слабым, беспомощным ребенком родился я в мир, но Твой Ангел простер свои светлые крылья, охраняя мою колыбель. С тех пор любовь Твоя сияет на всех путях моих, чудно руководя меня к свету вечности. Славлю щедрые дары Твоего Промысла, явленные мне с первого дня и доныне. Благодарю и взываю со всеми, познавшими Тебя:
 
Слава Тебе, призвавшему меня к жизни.
Слава Тебе, явившему мне красоту вселенной.
Слава Тебе, раскрывшему предо мной небо и землю как великую книгу премудрости.
Слава Твоей вечности среди мира временного.
Слава Тебе за тайные и явные милости Твои.
Слава Тебе за каждый вздох груди моей.
Слава Тебе за каждый шаг жизни, за каждое мгновение радости.
Слава Тебе, Боже, во веки.

Дневник о. Вячеслава Перевезенцева
от 15 января 2020 года на www.facebook.com