№101. О молитве и торговле.

О молитве и торговле.
Дневник о.Вячеслава Перевезенцева.
Изгнание торгующих из храма

Сегодняшнее евангелие:

«И, войдя в храм, начал выгонять продающих в нем и покупающих, говоря им: написано: дом Мой есть дом молитвы, а вы сделали его вертепом разбойников.
И учил каждый день в храме. Первосвященники же и книжники и старейшины народа искали погубить Его, и не находили, что бы сделать с Ним; потому что весь народ неотступно слушал Его»
(Лк.19:45-48).

Один из упреков, который сегодня адресуют нам, православным христианам, состоит в том, что мы превратили церковь в коммерческое предприятие. Упрек хлесткий и жесткий и, как кажется многим, не очень обоснованный. Однако нет дыма без огня. Этот соблазн спекуляции на духовном, который есть следствие общего оскудения веры и обмирщенности, — очень древний, и можно полагать, существовал всегда и везде. Евангельские времена не исключение и наши времена не исключение, увы. Но и обличение этого соблазна и греха тоже было всегда и во все времена. И во времена Иисуса, и раньше, и сегодня.
 
Хотелось бы здесь привести слова патриарха Алексия II, у которого недавно (5 декабря) был день памяти.

«Одной из наиболее очевидных отрицательных черт современной церковной жизни является оскудение молитвенного горения. Нередко ежедневное домашнее правило или сокращается, или вовсе опускается. Нередко также происходит подмена живой молитвы формальной «вычиткой» правила, что ведет к созданию ложного чувства самоуспокоенности, самодовольства, фарисейского отношения к молитве.
 
Люди теряют ощущение небесной красоты молитвы, забывают, что молитва — это насущный духовный хлеб, без которого остается лишь пустота и ничем неутолимый внутренний голод. Теперь не часто услышишь или встретишь самозабвенное вдохновенное славословие, благодарение Богу или сокрушенную просьбу, мольбу ко Всевышнему.
 
Молитва — это духовный воздух, которым человек дышит и живет. Она, как кислород в легкие, входит в душу, насыщает ее, преображает жизнь человека, становится образом его бытия и в то же время изливается на весь мир, преображая и исправляя его в соответствии с замыслом Творца всяческих.
 
Молитва — это величайший и первейший дар Бога человеку для достижения богообщения и единства с Богом. Без молитвы нет и не может быть никаких других даров Святого Духа. В молитве человек узнает Бога, вступает с Ним в неразрывное личностное общение и единство. Через общение с Богом человек сам в полной мере становится личностью. Она творит чудеса, наполняет и преобразует пространство и время. Мир живет, пока жива молитва.
 
И этому наиважнейшему делу христианской жизни, от которого зависит наше спасение и спасение мира, мы, к сожалению, по своему неразумию или лености уделяем недопустимо мало времени и сил, забывая апостольский призыв: непрестанно молитесь, за все благодарите… Духа не угашайте(1 Фес.5:17,19). <…>
 
Отсутствие молитвенной настроенности, духовного горения перед Богом пагубно сказывается на всей пастырской деятельности священника.
 
Тревожным признаком обмирщения православного сознания, умаления церковности, духовного ослепления является все усиливающаяся коммерциализация многих сторон приходской жизни. Материальная заинтересованность все чаще выходит на первое место, заслоняя и убивая все живое и духовное. Нередко храмы, подобно коммерческим фирмам, торгуют «церковными услугами».
 
Приведу несколько негативных примеров. В некоторых храмах существует негласная такса за запивку после Причастия, за освящение автомобиля. Это касается и освящения магазинов, банков, коттеджей, квартир. Ограничивается число имен в поминальных записках (от 5 до 10 имен в одной записке). Чтобы помянуть всех родственников прихожанам приходиться писать две-три и более записок и за каждую платить отдельно. Что это, как не скрытое вымогательство.
 
В течение не только Великого, но и всех остальных постов устраиваются еженедельные общие соборования. Продиктовано это чаще всего отнюдь не духовными потребностями прихожан, а жаждой получения дополнительных доходов. Чтобы было больше народу, соборуют не только больных, что предусмотрено чинопоследованием Таинства Елеосвящения, а всех подряд, в том числе и маленьких детей.
 
Корыстолюбие, сребролюбие — страшный грех, неизбежно приводящий к безбожию. Корыстолюбец всегда поворачивается к Богу спиной, а лицом к деньгам. Для зараженного этой страстью деньги становятся реальным божком, идолом, которому подчиняются все мысли, чувства и действия.
 
Во многих храмах действует определенный «прейскурант цен», и заказать какую-либо требу можно, лишь уплатив означенную в нем сумму. В храме, таким образом, идет открытая торговля, только вместо обычного продается «духовный товар», то есть, не побоюсь сказать прямо, — благодать Божия. При этом ссылаются на тексты Священного Писания о том, что труждающийся достоин пропитания, что священники питаются от алтаря и т. п. Но при этом совершается бессовестная подмена, так как в Священном Писании говорится о том пропитании, которое составляется из добровольных пожертвований верующего народа, и никогда и нигде не говорится о «духовной торговле». Напротив, Господь наш Иисус Христос ясно говорит: Туне приясте, туне дадите (Мф.10:8). И Апостол Павел трудился и не брал даже пожертвований, чтобы не положить препятствий евангельской проповеди.
 
Ничто так не отторгает людей от веры, как корыстолюбие священников и служителей храмов. Не напрасно сребролюбие называется гнусной, убийственной страстью, иудиным предательством по отношению к Богу, адским грехом. Спаситель изгнал торговцев из Иерусалимского храма бичом, и мы вынуждены будем поступать так же с торговцами святостью.
Читая воспоминания наших русских священников-эмигрантов, оказавшихся после революции за границей, поражаешься их вере и терпению. Находясь в нищенском состоянии, они считали для себя нравственно недопустимым брать плату за совершение богослужения или требы у таких же, как они, нищих людей. Они поступали на гражданскую работу и тем зарабатывали себе на жизнь. Совершение богослужений они считали для себя великой честью.
 
Сегодня же наше духовенство находится отнюдь не в нищенском состоянии, хотя, может быть, и довольно скромном. Православные люди никогда не оставят его без вознаграждения — порой отдадут последнее.
 
Злоупотребления, вымогательства пожертвований, к сожалению, имели место в жизни духовного сословия и до революции. Именно это и создало образ жадного, сребролюбивого попа, презираемого трудовым народом, тем народом, который одновременно трогательно любил своих бескорыстных пастырей и готов был разделить с ними все скорби и гонения.
 
Сегодняшняя практика «церковной торговли» возникла после 1961 года, когда контроль за материальным состоянием храма был полностью передан в ведение «исполнительного органа», чей состав формировался властями. Эти времена, к счастью, прошли, а злая привычка «торговать» требами осталась.
 
В некоторых храмах она приобрела скрытый характер. Желающим приобрести свечу, утварь, заказать требу предлагается предварительно сделать пожертвование — опустить деньги в церковную кружку, без этого заказ не принимается. Если человек опускает крупную сумму, благодарят, если малую, говорят, что этого недостаточно и нужно пожертвовать еще. На просьбы разменять крупную купюру отвечают, что денег нет — все они в кружке. В результате просителю приходится либо уходить, либо опускать крупную купюру, иногда и последнюю.
 
Священнослужители, занимающиеся социальным служением, знают, в какой нищете живет сейчас значительная часть нашего народа. И когда человека спрашивают, почему он не ходит в храм, он часто отвечает: «Если пойти в храм, надо поставить свечку, подать записочки, отслужить молебен, а за все это нужно платить. А денег у меня нет — едва хватает на хлеб. Вот совесть и не позволяет мне идти в храм». Это печальная реальность наших дней. Таким образом мы теряем для Церкви множество людей, которые могли бы быть ее полноправными членами…
 
В ответ на бескорыстный, самоотверженный подвиг священника-пастыря благодарный народ сам принесет ему все необходимое и в количестве гораздо большем, чем «наторгует» наемник в своем храме, превращенном в торговую лавку. Народ поможет благоговейному священнику, в котором он узнает любящего отца, ремонтировать храм. Господь пошлет ему добрых жертвователей и помощников и через него обратит к вере и спасет тысячи людей»

(Доклад Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
на Епархиальном собрании города Москвы 2004 г.).

Дневник о. Вячеслава Перевезенцева
от декабря 2019 года на www.facebook.com

Ввернутся в рубрику: Дневник »
 
«
»