Находка. Казнить нельзя помиловать.

НАХОДКА. КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ.
(Простите, но без спойлера было трудно)

Внимание! Ограничения по возрасту на просмотр фильма: 16+

Дебютный фильм молодого режиссера Виктора Демента «Находка» (2015) стал для меня, если не откровением, то находкой точно. Крепкая психологическая драма с элементами триллера и детектива, снятая вне времени и при этом на фоне завораживающих, суровых пейзажей русского севера, в которых человеку места быть не должно по определению, рассказывает о человеке, о вечных проблемах — преступления и наказании, о справедливости и милости, о истоках зла и добра.
 
Может ли человек измениться или «горбатого только могила исправит» и «сколько волка не корми, он все равно в лес смотрит»?
Преступление должно быть наказано. Всегда ли?
 
Зло всегда имеет причины, но могут ли эти причины зло оправдать?
 
А добро может ли иметь свои причины? Или, как утверждал Мамардашвили: «Мы ведь никогда не объясняем доброту; во всяком случае, никогда не было такого, чтобы человеческому разуму было бы достаточно выслушивать такое объяснение; мы всегда ищем причины только для бесчестия, но не для чести, ищем причины для измены, для верности — не ищем, и вообще ищем причины для зла, для добра не ищем».
 
Эта история про мизантропа инспектора рыбнадзора Трофима, по прозвищу Карга из одноименного рассказа Владимира Тендрякова попытка, как мне кажется, если не ответить на все эти «проклятые» вопросы, то заставить о них вспомнить.
 
Авторам фильма удалось избежать ловушки морализаторства, обличения человеческих пороков и язв общества. Фильм стремительно приближается к притче-мистерии, но все же остается в рамках вполне реальной и узнаваемой человеческой драмы.
 
Драмы, которая, в конечном счете, повествует не столько о перерождении человека, сколько о рождении у человека души.
 
Уже упомянутый мною философ Мамардашвили, говорил:

«Человек как человек существует или не существует в поле совести и понимания. Оно, это поле, существует независимо от человека, и он может в этом поле только возникать и рождаться в качестве человеческого существа, узнающего о себе, например, что у него есть душа. То есть ему больно, беспричинно больно. То, что болит без причины, по определению есть душа».

У героя фильма, просто гениально сыгранного Алексеем Гуськовым, буквально на наших глазах просыпается или рождается душа. Рождается через боль и боль, по большому счету, беспричинную, ибо этот безимянный младенец, которого он находит случайно в лесу, к нему не имеет никакого отношения. Он, который не просто не любил людей, а от всей души их ненавидел, пытается спасти девочку, а выходит, что спасает себя и ее мать, потому что душа вдруг начинает болеть, т.е. обретать реальность.
 
И еще одну важную мысль Мамардашвили можно уловить в этой драме:

«Рассуждая о сущности добра и зла, часто обращают внимание на наличие у них весьма странных свойств: добро есть нечто, что каждый раз нужно делать заново, специально, а зло делается само собой. И этим же свойством обладает, в частности, совесть, ибо когда я совестлив и «держусь» в своей совести, то я как бы впервые и за всех, за все человечество совершаю акт совести в мире и не могу в этой связи воспользоваться тем, что сделали до меня. На чужой совести далеко не уедешь, ничего не сделаешь, совесть всегда своя».

Трофим преображается не сразу и это происходит не автоматически. Видно, как его ломает, выворачивает наизнанку, как тянет назад к такому привычному мировоззрению, где все понятно, где есть свои и чужие, где есть люди и подонки.
 
Он по-прежнему нелюдим, одиночка, но уже одиночка с живою душою и люди начинают улыбаться ему, поворачиваться к нему лицом.
 
Отдельная, но очень важная тема — причина трагедии, почему мать девочки бросает ее в лесу умирать? Поступок чудовищный, но только ли ее в том вина? Когда жена егеря Надежда пытается хотя бы намекнуть на то, что разные могли быть обстоятельства, ей тут же затыкают рот. Объяснение начало оправдания и на этот путь не может встать Трофим. На его стороне закон, обычай, справедливость, подлинные скрепы его жизненного мира. Но, так ли крепки они, для живой души?
 
«Казнить нельзя помиловать». Трофим находит свое место для запятой, а фильм предлагает нам найти свое.

Блестящая работа оператора Алексея Найденова и великолепная музыку Пану Аалтио, про Алексея Гуськова, я уже написал, это его, уже не первый бенефис, но стоит отметить и Надежду Маркину, сыгравшую его жену и Анастасию Шевелеву (мать младенца), делает фильм обязательным для просмотра не только тем кому интересна нравственная и философская проблематика русской (советской) литературы, но и всем настоящим ценителям серьезного кино.

Публикация о. Вячеслава Перевезенцева
от 29 мая 2020 года на www.facebook.com

Ввернутся в рубрику: О Культуре »
 
«