Брисбен

«Брисбен».
Книга «Брисбен» Евгения Германовича Водолазкина

На днях дочитал «Брисбен» Е. Водолазкина, писателя про которого я могу уверенно сказать – это мой писатель. Книгу я купил давно и сразу начал читать, но все время что-то отрывало, отвлекало. Мне кажется, Водолазкина так читать нельзя. В его романы нужно погрузиться, поймать ритм, дыхание слова, и читать его нужно медленно, но, или хотя бы, не спеша, а для этого нужно время. И вот, когда это время нашлось, я буквально за день дочитал его до конца.
 
Приходилось слышать, что романы его не современны, не на злобу дня. Вот и «Брисбен», хотя и самый близкий по времени к нам, может кому-то показаться слишком не от мира сего. И я думаю, это верное ощущение.
 
В одном из интервью Евгений Германович размышляет именно об этом:
 
Вы даже, не поверите, но у меня были такие наивные мысли: мне казалось, что коммунизм со всеми его прелестями был чем-то внешним, наброшенным на нас, а теперь с нас сняли эту сеть — и теперь мы расцветем. Но расцвести не получилось. И главное: все, что мне казалось внешним, оказалось внутренним — это было присуще нам самим.
 
Собственно, это внутренние и интересует больше всего автора, а внешнее только повод разобраться с внутренним. И тогда, становится понятным, что такая задача с неизбежностью будет делать писание более или менее автобиографичным. Как говорил Марсель Пруст: «Для того, чтобы написать главную книгу, единственно правдивую книгу, настоящему великому писателю не нужно ее выдумывать, поскольку она уже заложена в каждом из нас; он должен лишь перевести ее…»
 
Можно сказать, что «Брисбен» — самый автобиографичный на данный момент роман Водолазкина. С главным героем, Глебом Яновским, автора объединяет не только год (1964) и город рождения (Киев), но и школа на украинском языке, музыкальная школа, домра, гитара, общага ленинградского филфака, и, пожалуй, все.
 
В том же интервью, Водолазкин говорит:
 
Текст, мне кажется, нужно строить так, чтобы читатель сам мог добывать оттуда то, что считает нужным.
 
Что оказалось важным, созвучным для меня в этом романе? Это опять роман о времени, только теперь это роман о моем времени, я ровесник героя. А еще точнее, не просто о времени, а о том, о чем говорил тот же Пруст – о жизни, которую он определял, как «усилие во времени». А значит это роман о человеке, о его становлении, о его выборах. А любой выбор, требует усилия и любой выбор — это выбор себя.
 
А еще это роман о музыке, точнее не о музыке, а о том, как на жизнь можно смотреть через музыку. Музыка — это «запечатленное время» (впрочем, так называл А.Тарковский кино). Музыка позволяет слышать время, слышать голоса времени, постигать полифонию жизни, а не пытаться свести все в «прокрустово ложе» свои представлений. Я всегда поражался себе, почему на меня так бесконечно далекому от настоящей музыкальной культуры, так сильно действуют книги, где музыка играет такую важную роль, начиная с «Игры в бисер» Г. Гессе и «Доктора Фаустуса» Т. Манна?
 
И, последнее, но важное. Мне очень дорого, что автор не пытается меня учить или вразумлять. Он раскрывает передо мной свой мир, этот мир не давит на меня и может быть и поэтому тоже, он мне интересен.

Публикация о. Вячеслава Перевезенцева
от 25 февраля 2019 года на www.facebook.com

Ввернутся в рубрику: О Культуре »
 
«