«Много званных, но мало избранных»

«Много званных, но мало избранных»
(Проповедь протоиерея Вячеслава Перевезенцева 27 декабря 2015 года.)
 
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

притча о брачном пире

Сегодня в Свято-Никольском храме мы совершили последнюю Божественную Литургию в уходящем году. На следующей седмице мы встречаем Новый Год, а вскоре после этого и Рождество Христово, к которому готовимся все эти дни. И всегда в последнее воскресение уходящего года Церковь предлагает нам за Литургией притчу о званных на вечерю (Лк. XIV. 16-24). Притчу эту Господь говорит, услышав, что некто из возлежащих с Ним сказал Ему: «Блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Божием!» (Лк. XIV. 15). То есть эта вечеря, на которую хозяин дома зовет многих, есть образ Царства Божия. С радостной вести (Евангелия) о том, что «приблизилось Царство Небесное» (Мф. IV. 17) начинается проповедь Спасителя, но и содержание этой проповеди целиком и полностью сводится именно к Царству. Это важно осознать. В отличие от всех религиозных и прочих учителей человечества, Христос принес не новую доктрину или идеологию, не новую мораль, не новый культ, но новую Жизнь, которую можно разделить, т. е. зажить по-новому. А можно пройти мимо. В своих притчах Господь много говорит именно о Царстве, о той новой жизни, которую Он принес людям. Говорит в притчах, потому что жизнь эта таинственна, не загадочна, а именно таинственна, и именно в силу этого неописуема обычным способом — нужен язык символов, а точнее образов, чтобы прикоснуться к сути этой тайны. На таком языке и говорит с нами Христос в своих притчах, раскрывая те или иные стороны этой тайны. О чем же Он говорит именно в этой притче?
 
Притча эта, которая заканчивается такими суровыми словами Спасителя: «Много званных, но мало избранных» (Лк. XIV. 24), все-таки вселяет в меня надежду. Объясню почему.
 
Во-первых, потому что Господь зовет многих, а на самом деле, как мы знаем — всех, по слову ап. Павла: «Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2.4).
 
Во-вторых, уверен, что не открою никакого секрета, если скажу, что всякий раз, когда мы встречаем в Евангелии нищих, увечных, хромых и слепых, то мы видим здесь не только какие-то физические недостатки, но и свои духовные немощи. Да, среди нас не много нищих и увечных, но есть ли хоть один, кто мог бы про себя сказать, что он духовно здоров? И если такой и найдется, то он должен знать, что место ему не здесь, он не сюда пришел, ибо Церковь — это лечебница, а мы все пациенты этой лечебницы. Это мы нищие, потому что не имеем никаких духовных даров, не умеем ни любить, ни верить, ни радоваться, ни терпеть, ничего толком не умеем. Это мы хромые, потому что идем по жизни, все время спотыкаясь, хромая на оба колена, все время сворачивая с пути. Это мы слепые, ибо не видим главного в нашей жизни, мы прилеплены к суетному, поверхностному, преходящему.
 
И вот, оказывается, на этой вечере могут оказаться и нищие, и увечные, не только те, кто никогда не болел или сумел выздороветь, исцелился, но и те, кто лечился, лечился, но так и не долечился. Всякий, кто внимательно читал Евангелие, не мог не обратить внимание, что планка евангельских заповедей столь высока, что невозможно не изумиться вместе с апостолами: «Так кто же может спастись?» (Мф. XIX.25). И очень естественно из этого изумления сделать вывод, что в Царствии Божием и людей-то будет совсем немного, ну вот те, имена которых записаны в наших святцах, и еще те немногие, чьи имена знает только Сам Господь.
 
Буквально на днях мне попался на глаза один анекдот, мне кажется, он по-своему очень хорошо иллюстрирует эту ситуацию.
 
«Ксендз встречается с раввином, ну и, как всегда, между ними, как и положено, вспыхивает спор разных мировоззренческих религиозных систем. Ксендз многозначительно и язвительно говорит:
 
Мне, ребэ, сегодня приснился странный сон. Будто я попал в ваш еврейский рай. И там многолюдно, как на базаре: такая грязь, вонь, шум, гам, трескотня, детвора шумит и толкотня!
 
А мне, — говорит раввин ксендзу, — приснилось, что я попал в ваш христианский рай. Тишь, да гладь, да Божья благодать. И там чисто, светло, сплошное благоухание — и, представьте себе — ни души!»
 
А ведь и правда, если только святые спасаются, то в Царстве Божием будет сплошное благоухание и очень мало людей.
 
Я сказал, что эта притча вселяет в меня надежду, потому что на праздничной вечере могут оказаться и нищие, и увечные, т.е. и кто-то из нас. Что же для этого нужно? Только одно — надо этого захотеть.
 
Господь в этой притче говорит нам о том, что радость разделить трапезу с хозяином дома получит не тот, кому это положено, а только тот, кто в этом нуждается, и неважно — хром он или подслеповат. Причем, человек может считать, что ему это положено в силу разных причин: потому что он крещен, а значит, как он уверен, он православный, или он ходит в церковь и даже причащается, или он, как он думает, праведен и благочестив — не то что прочие мытари и грешники…
 
Итак, надо захотеть, захотеть подлинно, по-настоящему. Не надо думать, что среди тех нищих и увечных, кого рабы разгневанного хозяина пошли звать на вечерю, не оказалось похожих на тех званных, которые начали извиняться, объясняя, что у них в данный момент есть дела поважнее. И там, наверно, кто-то был чем-то занят, кто-то лечился и не о чем другом и думать не хотел, кому-то было просто лень вставать с места, кто-то настолько был озлоблен на всех, что просто не поверил, что его зовут на ужин в хозяйский дом и т.д.. Но были и те, кто захотел и пришел. Да, может быть, им было легче, чем званным, ибо у них не было ни волов, ни земли, т.е. всего того, в чем мы видим успешность своей жизни, на обладание чем тратим лучшее время и лучшие силы, не замечая, как очень незаметно и быстро мы сами становимся рабами своих волов и своей земли.
 
Они пришли на эту вечерю не потому, что захотели на халяву поужинать, был среди них и такой персонаж (о нем говорит евангелист Матфей), тот самый, который поленился даже одеть праздничную одежду, потому что хотел только яств со стола хозяина, а до него самого ему не было дела. Как поступил с ним хозяин вечери, мы тоже знаем. Они пришли, потому что хотели разделить радость устроителя пира, потому что их позвали, несмотря на то, что они нищие и увечные. Они не заслужили этого пира, они о нем и не мечтали и уж тем более не считали, что хозяин обязан именно их пригласить, но именно они там и оказались.
 
Эта притча вселяет надежду, но, в то же время, это очень суровая притча, и не только потому, что все-таки «избранных мало», хотя и больше, чем мы думаем. А потому, что так трудно понять, чего же мы хотим на самом деле. Вспомним историю, рассказанную в фильме А. Тарковского «Сталкер», когда наставник главного героя, тоже сталкер, которого все звали Дикообраз, пошел в зону, в тайную комнату, где исполнялись сокровенные желания, желая помочь тяжело больному брату, а вышел оттуда с мешком денег и удавился. Да, и хотим мы зачастую и волов, и земли, и много чего еще: и на вечерю не опоздать, успев на бегу набросить праздничную одежду. Именно поэтому апостол говорит нам: «Блюдите, како опасно ходите», и дальше: «дорожите временем, ибо дни лукавы» (Ефес. 5.15,16). Дни лукавы, обманчивы, нам кажется, что их так много еще впереди, но подходит к концу еще один год, вот мы на пороге нового года. И он пролетит также быстро и незаметно, а для кого-то из нас он может стать последним на этой земле. Успеем ли мы понять, чего мы хотим на самом деле, сможем ли захотеть «единого на потребу», только от этого зависит войдем ли в число тех «мало избранных», несмотря на всю нашу нищету и увечья.

Аминь.
 
Протоиерей Вячеслав Перевезенцев,
настоятель Свято-Никольского храма села Макарово.

Источник:
 — Страничка протоиерея Вячеслава Перевезенцева на www.facebook.com

Ввернутся в рубрику: Статьи »
 
«
»