№91. Ипостась, совесть и соль

Ипостась, совесть и соль.
Дневник о.Вячеслава Перевезенцева.

Из сегодняшнего чтения:

«Соль — добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее? ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее. Кто имеет уши слышать, да слышит!»(Лк.14:34-35).

Может быть, это одна из самых сильных евангельских метафор. Она настолько сильна, что мы даже не обращаем внимание на то, что метафора эта мало имеет отношения к реальности, в отличие от большинства евангельских образов и притч. Насколько я понимаю, химики считают, что рассуждения о соли, буквально теряющей свою соленость, не имеют смысла. Хлорид натрия является одним из трех или четырех наиболее стабильных соединений в мире. Практически ни одна естественная реакция не может вызвать превращение соли в любое другое соединение. Хотя, скорее всего, это гипербола и тогда именно парадоксальность метафоры и притягивает наше внимание, подобно верблюду и игольному уху.
 
Метафора эта сколь понятна и прозрачна, столь и страшна. Вообще, когда из уст Иисуса слышится угроза, становится как-то не по себе. И, как мне кажется, когда Тот, «Кто трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит»(Мф.12:20), говорит такие жесткие слова, к ним стоит прислушаться особенно внимательно.
 
Не стоит большого труда заметить, что главным образом гнев Спасителя обрушивается не просто на грешников, которые и так на виду (пьяницы, блудницы, мытари), а на тех, кто выставляет себя праведником.

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры…»(Мф.23:13).

А ведь и соль, потерявшая свою солёность, тоже лицемерие. На вид одно, а по сути иное. Все это прописные истины, и вряд ли в таком лицемере кто-то из нас узнает себя. Да, мы тоже хотим, чтобы о нас плохо не думали и т.д. И все же приходим на исповедь и пытаемся быть предельно честными и перед Богом и перед самим собой, и вряд ли подобно фарисеям долго молимся напоказ и «все дела свои делаем с тем, чтобы видели их люди: расширяем хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих…» (Мф.23.5). Но есть вещи более сложные и не такие очевидные. Я думаю, все со мной согласятся, что человек должен жить по совести, тем более христианин. И что христианин, потерявший свою совесть, и есть та самая соль, утратившая силу.
 
Но что такое совесть и когда мы поступаем именно по ней? Одно из свойств этого антропологического феномена то, что совесть может быть только индивидуальной. Она всегда чья-то, петина или васина, а раз так, то со стороны очень трудно понять, поступает ли человек по совести или нет. Это будет даже посложнее, чем определить лицемерие другого, хотя и эта задача крайне непростая.
 
Мераб Мамардашвили, который много размышлял на тему сознания и совести, в одной из своих лекций говорил:

«Совесть — это феномен, который является причиной самого себя и не имеет причин хотя бы потому, что в нашем языке мы его употребляем тогда, когда не ищем причин, то есть слово «совесть» появляется тогда, когда мы не ищем объяснений поступка, ни социологических, ни психологических, ни биографических. То есть сказать «по совести» есть конечная инстанция для объяснения, конечный пункт отсылки для нашей объясняющей мысли».

Или в другом месте:

«Что такое совесть? Голос во мне категорического императива, говорит Кант. Это есть то, в чем я не могу иначе, без каких-либо оснований. Следовательно, это то, что является основанием самого себя. Одновременно это определение свободы и определение необходимости».

И вот вопрос, когда мы последний раз поступали по совести? Т.е. без причины, но не в смысле «признака дурачины», а в смысле «категорического императива» — не могу иначе, без каких либо оснований?
 
Hierstehe ich und ich kann nicht anders. (На том стою, и не могу иначе).
 
Таких поступков в жизни не может быть много, но они должны все же быть. Причем от нашей воли они не очень зависят. Нельзя начать жить по совести с понедельника. Но от нашей установки так жить, прислушиваясь к себе, к своей совести, зависит многое. Собственно, если верить Мамардашвили, это является основанием самого себя.
 
Основание, реальность, подлежащее, то, что греки называли ὑπό-στᾰσις (ипостась). Так вот, утрата этого основания есть не просто утрата какого-то, пусть и важного, качества, свойства. Это утрата реальности, сущности, превращение в симулякр, копию, не связанную с оригиналом.
 
Внешне похоже, а по сути иное. Соль, утратившая силу.
 
Человек, не обретший или потерявший свою ипостась, — жалок. Христианин — страшен.

«Когда соль теряет силу,
она становится яд»
(БГ).

Ипостась, совесть и соль.

Дневник о. Вячеслава Перевезенцева
от ноября 2019 года на www.facebook.com