№33. ПравМир и Либерализм

ПравМир и Либерализм.
Дневник о.Вячеслава Перевезенцева.

На протяжении двух последних дней пытался найти ответ на вопрос — в чем именно, конкретно, состоит «нецерковная и неправославная политика редакции Правмира», как об этом заявил бывший духовник Правмира прот. Александр Ильяшенко.
 
И какие такие вопросы возникают у Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ с точки зрения соответствия содержания Правмира православному СМИ?
 
То, что о.Александр мог быть не доволен редакционной политикой портала и публично высказал это недовольство, то, что он снимает с себя обязанность быть духовником Правмира, это и понятно и совершенно нормально.
 
Не понятно, почему, если есть разногласия и им уже не первый год, не озвучить их, не раскрыть суть этих расхождений. Вместо внятного объяснения своей позиции звучит голословное обвинение, ни много ни мало, в неправославии, т.е. в ереси или расколе.
 
Насколько я понимаю, как учили меня в семинарии, неправославными, а значит отторгнутыми от Церкви могут быть еретики и раскольники и для этого нужно особое решения Собора или Синода. Да, еще неправославные — это инославные, атеисты и агностики.
 
Так, что же из себя представляет редакция Правмира, а главное, на основании чего мы должны вместе с их обвинителями, которые несомненно прекрасно знают эти основания, считать Правмир не православным СМИ?
 
Мне могут возразить, сказав, что речь идет не о людях, а о редакционной политике. Хорошо, люди православные, не еретики и раскольники, не атеисты, но то, что они делают, причем публично, да, еще, прикрываясь православием, не православно. По мне так такие, деятели, еще хуже еретиков и раскольников, это «волки в овечьей шкуре». И тогда, тем более, те, кто прозрел и увидел это коварство должны не просто об этом заявить, но и спокойно и убедительно обосновать свой взгляд.
 
Еще раз, этого обоснования я, к сожалению, и не увидел. Может быть еще мало прошло времени? Но, что-то мне подсказывает, что дело не в этом.
 
Итак, аргументов не было, но более развернутые обвинения, чем просто неправославие, посыпались в изобилии. Главным образом, конечно, в соцсетях. У Правмира и до этого было не мало критиков и откровенных недругов, сейчас, такое впечатление, они все приободрились и с новой энергией, но без новых аргументов, возобновили свою борьбу с «оплотом либерализма в Церкви, православным «эхо Москвы, подрывным ресурсом…»
 
О чем, собственно, идет речь? Что это за обвинения?
 
Я не претендую на то, чтобы обозреть все претензии к Правмиру и уж, тем более не претендую на роль адвоката, но надеюсь самое существенное я не упустил.
 
Если, ни прот. Александр Ильюшенко и ни Вахтанг Кипшидзе не потрудились аргументировать свое заявление приходиться искать эти аргументы в других местах.
Наиболее полно и развернуто, эти претензии изложены в материале некоего агенства РИА Катюша:

«Наконец-то вещи названы своими именами: «Правмир» на протяжении как минимум десятка лет продвигал в народ т.н. «православие-лайт» – либеральный суррогат массовой «светской религии», призванный рассказывать «о сложном в православии простыми словами», объединяющий множество модернистов третьей волны среди клира и мирян, сторонников реформы Церкви (т.е. пересмотра церковных канонов и догматов). Реформа эта, как вы наверно уже догадались, должна проводиться в протестантском, экуменическом ключе и решает привычные для обновленцев задачи – стирание граней между добром и злом, уничтожение «Церкви воинствующей» по отношению к греху с постепенной заменой православной апологетики на светский гуманизм. Это прямое обмирщение Православной веры и ее переформатирование в безнравственных интересах строителей «нового мирового порядка».
 
Вдвойне печально, что обставляется процесс крайне цинично – под прикрытием идеалов светлого учения Христа и якобы в интересах десятков миллионов его последователей в России. Конечная же цель обновленцев – изменение общественного сознания до состояния принятия любых антисемейных, антинародных политических, экономических и социальных инициатив».

Вот так — если кто еще не понял, все очень серьезно.
 
Собственно, эта цитата говорит сама за себя и не требует комментария. Интересно, что речь идет о десятках лет, т.е. и о том времени, когда Правмир регулярно получал высокие оценки своей деятельности со стороны Патриархии.
 
Конечно, такого рода пассажи вызывают массу вопросов.
 
Кто такие «модернисты третьей волны»? Да еще среди клириков. Куда смотрит священноначалие?
 
Реформа Церкви — это непременно пересмотр канонов и догматов? Если так, то никаких реформ в истории Церкви никогда не было, ибо не было изменения догматов и канонов. А то, что делал в XVII веке патриарх Никон и царь Алексей Михайлович, было не реформой, а «чистым сатанизмом», как утверждали старообрядцы. Но наша Церковь живет уже почти 400 лет именно так, как реформировал ее Никон. Можно по разному относиться к этим реформам XVII века, но они точно не затрагивали ни догматов, ни канонов.
 
А Поместный Собор 1917-1918 г. со своими проектами всевозможных реформ, начиная с административной и кончая богослужебной, — разве предполагал изменение догматов или канонов?
 
Понятно, что надеяться получить ответ на вопрос, какие именно догматы и каноны хотят изменить модернисты третьей волны, не приходится. В ответ всегда будет молчание. Более того, я уверен, что и сами обличители знают, что немного тут, мягко сказать, передергивают, но ради благой цели что не сделаешь.
 
«Стирание граней между добром и злом» — это будет похлеще желания реформ, это обвинение не в «светском гуманизме» (такой гуманизм знает понятия и добра и зла, пусть не всегда совпадающие с нравственным учением Церкви). Это обвинение в сатанизме. И опять же, примеров этого стирания граней между добром и злом в публикациях Правмира мы не дождемся.
 
Ну, и, конечно, как без обвинения в поддержке интересов строителей «нового мирового порядка».
 
Вот так, в глазах некоторых ревнителей, обыкновенный интернет-ресурс, занимающийся катехизацией, духовным просвещением, проблемами медицины, образования, семьи, благотворительности — становится участником мирового заговора. Конечно же, заговора Мирового Зла против Мирового Добра.
 
Но это не все. Еще один мощный пункт обвинения касается патриотизма. Не патриотичен Правмир, с точки зрения своих оппонентов. Здесь, мы встречаемся хоть с какой-то аргументацией.

«А вот еще один пример «истинно патриотического духовно-нравственного» воспитания от «Правмира» – прямо-таки образец для подготовки настоящих патриотов. Вскоре после празднования Дня Победы 9 мая в 2016 году на портале выходит материал Ильи Ароновича Забежинского под названием «Почему я не ходил с «Бессмертным полком»?». В нем в такой ненавязчивой манере частного мнения автора подается оригинальное отношение к памяти наших предков-героев:
 
«Все люди разные. Кому кажется, что его отцу или деду понравилось бы, пускай несет портрет. Я про других не знаю. Моему бы, уверен, не понравилось. Вот я и сам не иду, и портрета его не несу. Знаю, ему не понравится. Люди говорят: вот это единение. Люди говорят: вот это память. А мне кажется, память – это явление такое тихое. Негромкое. Сел тихонько. Тихонько вспомнил. Тихонько помолился. Но это опять же мне кажется. Я никому не навязываю».
 
Все понятно? Сиди себе и молчи в тряпочку в этот день, а то вдруг героическим предкам не понравится, что ты свято чтишь их память? Да еще демонстрируешь это публично! Нет уж, 9 мая надо сидеть тихо…»

Ну, во-первых, это и правда — частное мнение конкретного автора, касающееся определенной акции, а не вообще памяти о Великой Отечественной Войне. Есть люди, которые с большим недоверием относятся к массовым акциям, особенно, если они еще и организуются начальством. Это может относиться не только к «Бессметному полку», но, и например, к крестным ходам и молитвенным стояниям, и это совсем не значит, что такой человек не патриот или не православный. И патриотизм и православие проявляется не только в этих масштабных акциях, а скорее, как раз, в тихой и повседневной жизни, в наших делах на благо отечества и Церкви, о которых, скорее всего, не расскажут по телевизору.
 
И еще про антипатриотизм Правмира.

«А кто не понял, каким должен быть настоящий нравственный патриот России, тому все разъяснит постоянный спикер «Правмира» – поэтесса-белоленточница Ольга Седакова, автор заметки о «свете Майдана» и позоре российского общества. Вот что она рассказывает о российском патриотизме и стремлении страны сохранить свой суверенитет в культурном и нравственном противостоянии с Западом в интервью под заголовком «О ложной гордости за страну и синдроме «вахтера»:
 
Мне кажется, нормальное отношение к своей стране – это ответственность, это когда тебе стыдно. Мне решительно, страшно не нравится новая идеология. Раньше была марксистская, теперь придумали какую-то патриотическую.
 
В школах акцент делается на изучении истории России, как будто нет мировой истории. Россию можно изучать как часть истории, а не как какой-то выдернутый из пространства континент. Я встречала множество европейцев, влюбленных в русскую классическую культуру – вот это важно, а не бесконечные войны и победы, та милитаристская история, которая сейчас культивируется. Как в советское время была военно-патриотическая работа, так она и осталась, вычесть отсюда военную составляющую невозможно. Это очень важно, и мои надежды связаны с тем, что людям захочется быть хорошими, и тогда уже не захочется всего этого «Сталина на вас нет»», – пропагандирует Седокова».

Если эти мысли Ольги Александровны не патриотичны, то патриотичны противоположные мысли?
 
И тогда получается, что нормальное отношение к своей стране — это безответственность и бесстыдство, сосредоточенность исключительно на милитаристской грани отечественной истории в ущерб культурной. Не случайно у нас еще с советских времен патриотизм идет непременно в связке с войной. Понятно, почему это так важно было в советское время. Страна всегда была на военном положении, ведь главной задачей и смыслом Советского Союза было приобщение к истинам социализма и коммунизма народов всего мира, а без войны это было невозможно. Но сейчас у нас и нашего государства несколько иные цели и задачи, так может быть и патриотизм (любовь к отечеству) может проявляться не только в восторге от военных побед и ненависти к врагам?
 
Следующий ряд претензий сводится к тому, что «редакция «Правмира» регулярно делает репосты ультралиберальных материалов с ресурсов типа «Эхо Москвы», «Новая газета» или «Медуза».

«Значительное их число не только не имеют никакого отношения к вере вообще и к православию в частности, но и являются откровенно богоборческими, либо явно направлены на разрушение традиционных российских ценностей».

Опять же ознакомиться с этими страшными материалами нет возможности, ибо критики почему-то не дают ссылки. В принципе, для СМИ, которое не только занимается просвещением и аналитикой, но и является новостным, совершенно невозможно не ссылаться на другие СМИ, где, собственно, эти новости и появляются. Само название портала «Православие и мир» предполагает, что то, что происходит в мире и то, как люди это осмысляют, важно для Правмира, и потому пересечение со светскими СМИ вполне естественно. Критикам не нравится, что это в основном либеральные СМИ, но на эту тему придется поговорить отдельно.
 
Следующий блок претензий связан с активной позицией Правмира по многим актуальным социальным проблемам нашего общества.

«И в качестве лакмусовой бумажки редакции «Правмира», если кто-то еще сомневается в его прозападной и антиправославной ориентации – позиция по скандальному закону о криминализации побоев в семье («срок за шлепок») и его последующей отмене. Как вы наверняка уже догадались, этот ресурс встал в жесткую оппозицию родительской общественности и всем объединившимся патриотическим организациям».

Здесь я честно скажу, что я не совсем в теме. Понимаю, что она очень не простая. Убежден, что просто слепо копировать европейские законы и практику и переносить их на нашу почву нельзя, можно много дров наломать. Необходим долгий и непростой диалог всех заинтересованных лиц и то, что у Правмира есть своя позиция в этом вопросе,- это только хорошо. У редакции нет возможности лоббировать эти в законы в Думе, она может только создать пространство для диалога. Что в этом дурного? Надо учиться разговаривать и договариваться.
 
Еще одна тема касается социальной сферы, а именно, медицины. Правмир последовательно в своих публикациях выступал за прививки и против гомеопатии. Насколько я могу судить, темы тоже очень противоречивые и сложные. Мое личное отношение к этим вопросам, скорее,- другое, чем в публикациях Правмира, но их позиция вполне себе согласуется с официальной позицией Минздрава, и видеть здесь «яростную поддержку прививочного любби», конечно же, мечтающего уничтожить через вакцинацию Россию, я бы не спешил.
 
И про самое печальное:

«Что самое печальное – авторы «Правмира» ведут подрывную работу не только против традиционных духовно-нравственных ценностей, но и против основ православной веры. Журналист Алла Тучкова обстоятельно показывает, как авторы в материалах на сайте предлагают отменить посты, глумятся над христианскими праздниками и святыми, проповедуют ересь Оригена (апокатастасис – всепрощение Богом каждого независимо от его дел при жизни)».

Опусы журналистки Аллы Тучковой непременно нужно почитать всем, кто интересуется многообразием современной церковной жизни, они по-своему прекрасны.
 
Глумление над праздниками и святыми… Бедный прот. Александр Ильяшенко, как долго он все это терпел. А куда смотрят архиереи, которые дают интервью Правмиру? А сам Святейший? Вопросы, вопросы…
 
Ну, и в качестве заключения:

«Еще раз повторим: сегодня мы с тревогой наблюдаем за гибридной войной против русского народа и его ценностей. Противостояние уже давно вышло на духовный уровень – точнее, оно всегда имело именно такую подоплеку. Неореформаторы из лагеря либерал-глобалистов не стесняются использовать в своих интересах даже традиционную православную веру, продвигая окно Овертона в сторону ее обмирщения и дальнейшей секуляризации. «Правмир» был и остается одним из самых громких рупоров модернистов, а потому очень отрадно, что у Александра (Ильяшенко) и руководства РПЦ наконец-то открылись глаза на его антигосударственную и антицерковную деятельность.
РИА Катюша».

Гибридная война, либерал-глобалисты, окно Овертона (как же без него),- но есть и не такие масштабные обвинения, но более скромные, и главное, содержательные.
 
Один из последовательных и критиков Правмира прот. Владимир Вигилянский, в одном из комментариев, написал:

«Поскольку я был в оппозиции Правмиру по очень многим вопросам, но в течение пяти лет тесно сотрудничал с редакцией, тоже вставлю несколько слов.
 
Есть несколько красных линий, которые намеренно перешла редакция.
 
1. Ориентированное на Православие издание не должно сталкивать лбами священнослужителей. Они это делали не раз. Это не означает, что нельзя критиковать священника и епископа. Но надо это делать предельно корректно, не переходя на личности, и быть предельно точным в фактах и цитатах, перепроверяя их десять раз.
 
2. Любой интересный материал провокативен – то есть, должен вызывать реакцию. Но не быть провокацией. К сожалению, провокаций было много, в том числе, политических. Например, в истории с «пуськами» Редакция публиковала коллективку в адрес Патриарха, чтобы он повлиял на следствие и суд. Это была чистой воды недостойная провокация, поскольку любое действие или бездействие Патриарха ставило его в положение виновного. Я благодарен редакции, что они печатали мое мнение по этому вопросу. Но они и печатали и ответы на мои возражения, в которых были оскорбительные пассажи в мой и патриарший адреса.
 
Мог бы продолжить мои претензии…»

«Мы, авторы этого письма – верующие люди.
 
Большинство из нас считают подобное поведение в храме недопустимым. Но еще более недопустимой мы считаем реакцию на произошедшее событие – уголовное преследование и лишение свободы, а также жестокие отзывы в адрес участниц «панк-молебна» от членов православной Церкви. Ведь в Евангелии сказано: «благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас» (Мф. 5, 44).
 
Ваше Святейшество, мы просим Вас проявить христианское отношение к участницам группы Pussy Riot и ходатайствовать перед судом о закрытии этого уголовного дела.
 
Мы также просим Вас выступить с обращением ко всем членам Православной Церкви и дать пример христианской реакции на произошедшее событие, остановив тем самым ненависть и гнев, которые прихожане Православной Церкви в дни Великого Поста обрушивают на головы четырех девушек».

То, о чем здесь говорит о. Владимир, мне кажется очень важным, я с ним полностью согласен, нельзя сталкивать лбами священнослужителей, и если критика необходима, она должна быть предельно корректной и взаимовежливой.
 
Что касается письма Лидии Мониавы, которое подписали тысячи людей, с просьбой к Патриарху о прощении кощунниц, в начале Великого поста, то я не вижу здесь провокации. Господь заповедовал нам прощать, только что прошло Прощенное воскресение, и мы все просили прощения и прощали, у Патриарха есть древнее право о печаловании перед властями, так почему же не попросить Передстоятеля Церкви воспользоваться этим правом?
 
Вот это письмо:

Какая в нем провокация? И разве сейчас, спустя 5 лет, не очевидно, что, если бы тогда прозвучало христианское слово прощения с непременным осуждением самого поступка, («иди и больше не греши» (Ин. 8.11), то Церковь только бы выиграла в той провокации, в которую ее пытались втянуть и втянули.
 
Так или иначе претензии о. Владимира сводятся скорее к области журналистской этики. Области несомненно важной, особенно для православного СМИ, но никак не к области вероучительной и канонической, чтобы делать выводы о неправославности.
 
Ведь того же Льва Толстого мы считаем неправославным не за его скептическое отношение к патриотизму или к армии и судам, а за то, что он не веровал в Богочеловечество Спасителя, Его воскресение и т.д.
 
Пока писал, подошел и комментарий первого заместителя синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ А. Щипкова.
 
В этом комментарии А. Щипков объясняет, как он пишет, причины нецерковности и неправославности Правмира:

«Православие и мир» — одна из частей неформального разветвлённого медийного проекта, который обслуживает либерал-православную идеологию. Задача сайта, как и других похожих на него церковных и околоцерковных ресурсов, заключается в легализации противников Церкви, которым под предлогом свободной дискуссии предоставляется православная площадка для разговора на отвлеченные темы. Таким образом, они получают в своё пользование символический ресурс Церкви. Церковная общественность полагает: если некий персонаж появляется на православной площадке, значит, и за ее пределами его мнения приемлемы, соответствуют православной системе ценностей. Таков механизм легализации в православной среде прямых оппонентов Церкви.
 
Политика изданий подобных сайту «Православие и мир» проводится не столько прямыми оценочными высказываниями, сколько формированием повестки и идиоматики. Работа ведётся в духе современной «войны дискурсов» — с помощью легитимации без аргументации. С помощью этой методики достигается главная цель — деинституализация Церкви как целого…»

Александр Владимирович уже давно и последовательно борется с «либерально-православной идеологией». Но вот что очень бы хотелось узнать, а кто такие эти «противники Церкви», легализацией которых занимается Правмир? У них же должны быть имена и православный народ должен знать тех, кто подтачивает Церковь изнутри, добиваясь ее деинституализации , т.е. реформирования или, вообще, упразднения.
 
Подводя некий итог под этим обзором, можно сказать то, что было ясно с самого начала — никаких внятных обоснований нецерковности и неправославности Правмира нет, кроме одного — либеральность.
 
Термин это крайне размыт. Как указал С. Л. Худиев, постоянный автор Правмира, есть либерализм классический, и он может быть совместим с Православием, и либерализм в современном значении этого слова, — который с Православием несовместим.
 
Понятно, что оппоненты Правмира всегда имеют ввиду либерализм в современном значении, как мировозрение, активно противопоставляющее себя христианской традиции и христианским ценностям, считая, что либерализма в классическом смысле, основанного на христианских ценностях, уже не существует. Того самого классического либерализма, который восходит к Джону Локку (а если говорить о русской традиции, то к Грановскому, С. Соловьву, Чаадаеву, В. Соловьеву, Булгакову, Бердяеву, Трубецким, Степуну, Федотову и т.д).
 
Да и Столыпин разве не был либералом, оставаясь при этом монархистом? А Солженицын — русский патриот и государственник — разве не либерал?
 
Этот разговор о либерализме и о том, как он понимается сегодня и теми, кто таковыми себя считает, и теми, кто этим словом пугает детей, требует отдельного разговора.
 
Очевидно, что даже если сотрудники и редакция Правмира — православные и воцерковленные христиане — одновременно и либералы, то тогда только в классическом смысле этого слова. Т.е. люди, считающие, что Бог есть, и значит, не все позволено. Что не «человек есть мера всех вещей» (как в светском либерализме), а Богочеловек. А человек, его ценность и достоинство коренится в том, что он несет в себе образ Божий, и потому человек не может быть средством для целей государства, а только целью. Не человек ради государства, а государство ради человека. Свобода человека священна, хотя и не может быть абсолютной в падшем мире, как проявление образа Божьего и личностного достоинства. Свободу ограничивает закон и совесть.
 
Равенство всех граждан перед законом, разделение властей и их ответственность перед обществом благодаря демократическим институтам, независимость судебной системы,- все эти элементы современной демократии коренятся в христианском понимании того, что человек грешен и потому не совершенен. А значит, сосредоточение власти в одних руках, бесконтрольность власти, ее несменяемость, ввиду отсутствия реальных выборов, чревато большими проблемами, как для власти, так и для общества.
 
Это совсем не значит, что в демократическом государстве, построенном на либеральных принципах, нет проблем. Есть, и очень много. Как говорил Черчилль: «Демократия — очень не совершенное устройство общества, но остальные еще хуже».
 
Впрочем, не вижу ничего страшного, если кто-то считает совсем иначе, и таким несовершенным, но лучшим государственным устройством сочтет монархию или гибридную демократию, вроде той, что мы имеем сейчас в России.
 
Так или иначе, но речь идет о вещах, пусть и очень важных, но мирских.
 
Я ничего не слышал о такой новой ереси, как либерализм, но, если он делает людей нецерковными и неправославными, то что это, как не новая ересь?
 
Если либерализм так опасен для Церкви, почему об этом ничего не говорится в «Основах социальной доктрины РПЦ», единогласно принятой на архиерейском Соборе 2000 г.? Там есть специальный раздел «Церковь и политика» , но в нем — ни слова про страшный либерализм, а, например, есть такие слова:
 
«Христианин, трудящийся в области созидания государственной и политической жизни, призван стяжать дар особой жертвенности и особого самоотвержения. Ему совершенно необходимо быть внимательным к своему духовному состоянию, дабы не допускать превращения государственной или политической деятельности из служения в самоцель, которая питает гордыню, алчность и другие пороки. Следует помнить, что «начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано… и все Им стоит» (Кол. 1. 16-17). Святитель Григорий Богослов, обращаясь к властителям, писал: «Со Христом начальствуешь ты, со Христом правительствуешь: от Него получил ты меч». Святой Иоанн Златоуст говорит: «Поистине царь есть тот, кто побеждает гнев и зависть и сладострастие, подчиняет все законам Божиим, сохраняет ум свой свободным и не позволяет возобладать душою страсти к удовольствиям. Такого мужа я желал бы видеть начальствующим над народами, и землею и морем, и городами и областями, и войсками; потому что кто подчинил душевные страсти разуму, тот легко управлял бы и людьми согласно с божественными законами… А кто по-видимому начальствует над людьми, но раболепствует гневу и честолюбию и удовольствиям, тот… не будет знать, как распорядиться с властью»».
 
Слова, под которыми подпишется любой православный либерал.
 
И самое, может быть, главное, — эта настойчивая попытка разделять православных на правильных и не правильных, церковных и не церковных (на основании их политических и мировозренческих предпочтений) говорит о глубоком обмирщении тех, кто упорно на этом настаивает.
 
Критерий православности может быть только один: верность догматическому и нравственному учению Церкви и жизнь в согласии с этим учением. А кто мы при этом — либералы, консерваторы, социалисты или анархисты — значения не имеет, до тех пор пока эти наши убеждения не приведут нас к искажению догматов, евангельских заповедей или к расколу.
 
Никаких внятных примеров догматических нарушений, искажения нравственного учения Церкви, примеров нарушения каноно, как и призывов к расколу, в деятельности Правмира не обнаружено, а потому и громкие заявления о его нецерковности и неправославности выглядят очень странно.

Дневник о. Вячеслава Перевезенцева
от 16 июля 2019 года на www.facebook.com

Ввернутся в рубрику: Дневник »
 
«
»