№163. О насущном и сущностном

О НАСУЩНОМ И СУЩНОСТНОМ
Дневник о.Вячеслава Перевезенцева.

Умные люди говорят, что наш мир после пандемии не останется прежним. Впрочем, еще более умные люди, уже очень давно заметили, что «все течет» и «все изменяется» (Гераклит). Так, что это не новость, но пандемия, несомненно, событие, т.е. то, что несет за собою последствия. Последствия, конечно, будут очень разные, в очень разных сферах. О том, как может измениться не только привычная среда обитания человека, но и сама природа человека можно прочитать (на snob.ru) в этом вчерашнем эссе М. Н. Эпштейна.
 
Я бы хотел пригласить задуматься о причинах того, что с нами сейчас происходит. Но, не о причинах, о которых, рассказывают вирусологи или эпидемиологи, а о тех причинах, которыми занимаются социальные науки. Я думаю, что Екатерина Михайловна Шульман, не единственная из своих коллег, кто обратила внимание на то, что такая схожая и несколько неожиданная реакция на эпидемию очень разных современных сообществ связана с заметным повышением ценности жизни в современном мире. Это случилось не сегодня, это устойчивая тенденция последних десятилетий, но особенно отчетливо это стало видно сегодня. Сегодня мы, многим, если не всем, готовы пожертвовать ради здоровья и сохранения жизни, именно потому, что цена жизни стала очень высока. Что, с экономической точки зрения связано с тем, что в современной экономике важен не столько производитель, сколько потребитель, тех или иных услуг или товаров. Но взгляд с экономической точки зрения, хотя, и очень важен и интересен, точно не единственно возможный.
 
Я не спешил бы, уже сегодня, давать оценку этому факту, хотя, знаю, что для многих, это совсем не сложно. И, кто-то, уверенно скажет, что это замечательная тенденция, которая, несомненно, сделает жизнь лучше, гуманнее и т.д., а кто-то, наоборот, увидит в этом зловещий знак все большего обмирщения нашей постхристианской цивилизации, несомненной ее апостасии.
 
Я думаю, как раз, что резкие и однозначные оценки, в донной ситуации, не очень уместны. А вот, размышлять на эти темы самое время и самое место, прислушиваясь к тем, кто размышлял до нас. Ведь хотя, «все течет и все меняется», «нет ничего нового под солнцем»(Еккл.1:9).
 
Я продолжаю листать «Цитадель» Антуана де сент Экзюпери.

«…Я живу каждый день и убедился: производить и потреблять насущно, но не сущностно, кухня в замке насущна, но существа его она не определяет. Это соотношение важно для меня. Насущное мне не в помощь для главного. Почему бы мне не решить: «Главное для человека — здоровье» — и на этой основе построить свое царство, сделав врача судьей поступков и мыслей? Но на собственном опыте я убедился: здоровье — средство, оно не цель, и пусть так оно и будет у меня в царстве. Если ты не поглупел окончательно, ты увидишь и так: существуют производство и потребление, незачем их возводить в главный принцип, незачем внедрять особый режим для сохранения всеобщего здоровья. Семечко было единым, но как преобразилось по мере роста; единой была картина мира, но как разнообразна выросшая на ее основе культура, и вы будете все разными в соответствии со своим складом и состоянием, но, чтобы расти, все вы нуждаетесь в сущностном, внятном для души животворящем семени.
 
Вот что я скажу о человеке: «Человек сбывается лишь благодаря напряжению силового поля, человек понимает других, когда все вы вместе чтите одно божество, человек радуется, тратя себя на любимое дело, он умирает счастливым, если осуществил себя в нем, человек расточает запасы, вдохновляет его целостная картина мира, человек всегда стремится узнать и воодушевляется тем, что узнает, человек…»
 
Определяя человека, главное не исказить, не нарушить воодушевляющей его устремленности. Если во имя порядка я должен жертвовать духом творчества, мне не нужен такой порядок. Если должен пожертвовать силовым полем в угоду желудку, не стану потворствовать культу желудка. Но не желаю и порчи человека среди хаоса в угоду творческому духу, мне не нужно сам сжигающее творчество. Так же, как не нужны жертвы ради силового поля. Если нет человека, то для чего оно мне, силовое поле?»
(CXLI)
 
«Еще и еще повторяю тебе: важнее для человека — туго натянутые силовые линии, они держат его в напряжении, рождают рвение, усердие, одухотворенность, важны эхо, отзывающееся на каждый шаг, нужда в колодцах и трудность горнего подъема.
Тот, кто вскарабкивается на вершину, ободрав колени и локти, не сравнит свою радость с умеренным удовлетворением оседлого, который в воскресный день втащил свои дряблые телеса на пригорок и разложил их на травке.
 
Все размагнитится, стоит тебе уничтожить Божественный узел, связующий все воедино. Видя, что человек силится дойти до колодца, ты решил, что главное — колодцы, и накопал их великое множество. Видя, как дожидаются люди воскресного отдыха, ты сделал воскресеньем каждый второй день. Видя, как люди жаждут бриллиантов, ты раздал каждому по блестящему камешку. Видя, что люди боятся врагов, ты изничтожил врагов. Видя, что люди хотят любви, ты построил веселый квартал величиной с добрый город, где все до единой женщины продаются. И вот тут стало ясно, что ты круглый дурак Ты похож на моего игрока в кегли: он думал, что чем больше кеглей собьют его рабы, тем ему будет веселее.
 
Но не подумай, что главное для меня — неудовлетворенные желания. Конечно, желать необходимо, без этого не напрягаются силовые линии.
 
Обогатишься ты, только преодолев мощное силовое поле. Дать тебе сильного врага — вот моя главная забота. Только так я помогу тебе. И нечему удивляться: силовое поле всегда создается двумя полюсами.
 
Ты обогащаешься, копая колодец, ожидая отдыха, добывая алмаз, завоевывая любовь.
 
Ты нищаешь, если у тебя уже есть колодец, досуг, бриллианты, возможность любить, когда хочешь. Или если ты мечтаешь об этом, не пошевелив и пальцем, чтобы добиться.
 
Если в моей пустыне слишком много колодцев, пусть Господь наведет порядок, уничтожив лишние»
(CXXXV)

И опять вопросы:

1. так цель или средство,лично для меня, здоровье? Все общие, абстрактные ответы не уместны. Речь может идти только обо мне и моей жизни. Замечу, что и средства могут быть очень для нас ценны и дороги, но все же средства есть средства, а значит есть что-то по-важнее.
2. Ощущаем ли я в своей жизни некое силовое поле, которое рождает во мне воодушевляющую устремленность и дух творчества?
3. Есть ли у меня враг и так ли он силен?
4. Есть ли в моей пустыне (жизни) лишние колодцы?

И возвращаясь к заглавию этой заметки — О НАСУЩНОМ И СУЩНОСТНОМ,

5. О чем, каждый день мы просим в молитве Господней, произнося слова:
— хлеб наш насущный даждь нам днесь?

Насколько я понимаю, однозначного согласия отцов по этому вопросу нет, но мы то, точно знаем чего просим?

Дневник о. Вячеслава Перевезенцева
от 14 мая 2020 года на www.facebook.com