Быть взрослым

Быть взрослым
(продолжая читать Мамардашвили).

Быть взрослым — это и значит для Мамардашвили быть человеком. Человеком мы не рождаемся, мы им можем стать, если приложим усилие (внутренний акт). «Жизнь и есть это усилие во времени» (Пруст). Значит жить — это становится человеком, взрослым человеком. В другом месте философ говорит: «Взрослый — это тот, кто понимает, что к нему возвращаются последствия его поступков». Такое понимание очень близко к пониманию ответственности, как авторству своей жизни (Д. Леонтьев).
 
Соответственно недоросль, не хочется говорить ребенок, помня что про него сказано в Евангелии, это тот, кто не способен на этот внутренний акт, кто живет ситуативно (стимул-реакция), кто не готов на усилие, потому что не видит куда его можно и нужно приложить, кто уверен, что книгу его жизни все время пишут другие (родители, правители, масоны, англичане), кто все время озабочен традиционно русским вопросом «Кто виноват?», и потому никак не может задуматься над другим русским вопросом «Что делать?»
 
«Вся тема романа Пруста состоит в том, как мы вообще вырастаем, и вырастаем ли вообще. То есть становимся ли мы вообще взрослыми, или мужчинами. Здесь, кажется, преимущественно женское общество, но я уже в прошлый раз употреблял термин «мужчина» в смысле человеческой доблести и позволю себе применять дальше. Для Пруста, как я уже сказал, главная проблема — вырасти, стать мужчиной. И эта проблема сводится к тому, обижаемся мы на мир или не обижаемся. Ведь что значит не быть взрослым, не быть мужчиной? Считать, что мир «центрирован» на нас, создан для того, чтобы нас или обижать, или гладить по головке. Вы знаете прекрасно, что детская психология и состоит в этом эгоцентризме, когда ребенок воображает себя центром мира в том смысле, что все, что в мире происходит, происходит для того, чтобы или доставить ему удовольствие, или обидеть его. И все события имеют для него, так сказать, знаковую природу, все они что-то означают по отношению к нему. Поэтому мы и говорим (хотя это тавтология): ребенок инфантилен. Ребенок есть ребенок. Ну а когда — взрослый? Оглянитесь вокруг себя и вы увидите общество, состояние — я бы сказал… дебильных переростков, которые так и остались в детском возрасте, которые воспринимают весь окружающий мир как то, в чем что-то происходит по отношению к ним. Не само по себе. Даже цветок в мире, с точки зрения ребенка, не растет сам по себе — как автномное явление жизни. Или — вокруг темно и копошатся демоны, которые окружают их светлый остров, — конспирации, заговоры, намерения по отношению к ним. Первый же философский акт вырастания состоит в следующем — кстати, я сейчас вспомнил фразу, которую в свое время сказал Людвиг Витгенштейн: мир не имеет по отношению к нам никаких намерений. Это — взрослая точка зрения. А ведь взрослые могут вести себя по-детски — вспомните, что один персидский царь, которому было угодно завоевать Грецию, отправил флотилию в Грецию, а в это время разбушевалось море и потопило всю его флотилию. И он приказал высечь море. Смешной акт. А подумайте о себе, сколько раз мы высекаем море, или высекаем мир, потому что нам кажется, что у мира были по отношению к нам намерения — как у моря по отношению к Ксерксу».
 
Очень созвучным этим мыслям Мамардашвили мне показалась вчерашняя небольшая статья «Конспиромания» историка С. Сергеева в «Русском Европейце». Интересна это статья еще и тем, что автор изнутри лично знаком с этим миром русских конспирологов.
 
А также изложение Д. Быковым в его, также вчерашней программе на Эхе «Один», мыслей американского историка и политолога Стивена Коткина, автора фундаментального и самого новейшего исследования о Сталине. Коткин исследуя террор приводит аналогию с собакой Павлова, она привыкла, что ей пищу дают одновременно со звонком, и она по звонку начинала выделять слюну…Такой собакой Павлова пишет Коткин, был советский человек, который при словах враждебное окружение (капиталистическое, западное, масонское), при этом звонке, забывает о любых внутренних проблемах и начинает регулярно сплачиваться в порыве стокгольмского синдрома вокруг своих угнетателей. Он объясняет террор этим, необходимостью мобилизации, духом войны.

Публикация о. Вячеслава Перевезенцева
от 22 марта 2019 года на www.facebook.com

Ввернутся в рубрику: Статьи »
 
«
»