№40 Революционер — это кто?

Революционер — это кто?
Дневник о.Вячеслава Перевезенцева.

Вчера, в многочисленных дискуссиях по поводу событий в центре Москвы, встал очень важный вопрос.
 
Сторонники действующей власти, те, кто возмущается незаконным протестом и беспорядками, возникшими в связи с ним, одним из главных своих аргументов приводят тот, что это мятеж, бунт, революция, — а мы точно знаем, что ничего хорошего от революций ждать не приходится.
 
И в этом пункте я с ними солидарен, мне тоже очень не нравятся революции и ничего доброго я от них не жду.
 
Но кого можно считать революционером? Кто реально приближает революцию?
 
Для меня очевидно, что не всякая критика власти, не всякий протест можно назвать мятежом и бунтом. Более того, я убежден, если власть защищена от критики, не сталкивается с реальной оппозицией, она начинает делать ошибки и становится очень хрупкой и опасной для своих граждан.
 
Конечно, объявить всех не согласных революционерами очень легко и тогда понятно, что все неудачи из за них, «пятой колонны», которую питает госдеп, а мы изо всех сил делаем, что можно, на благо народа.
 
А еще лучше объявить их не просто революционерами, но безбожниками, а то и просто бесноватыми.
 
Известный православный публицист, статьи которого по апологетике я читаю с большим интересом, Сергей Худиев, до обвинения протестующих в бесноватости, как это недавно делал еще более известный журналист Владимир Соловьев, не дошел, но безбожниками он их считает:

«…невозможно совместить революционность и веру в Бога; если человек всерьёз верит в Бога, у него в жизни нет той бессмысленности и пустоты, которую люди заполняют революционностью, чтобы придать своей жизни иллюзию смысла. Как сказал Берк, «эти люди должны разрушать, иначе их существование утратит цель». Когда цель человека — в служении Богу, он не нуждается в революционных движухах».

На мой вопрос, считает ли Сергей Львович, всех вышедших вчера на протестную акцию революционерами, ответа я не услышал.
 
Должен ли человек, цель которого — служение Богу, стараться как-то облегчить жизнь брата своего в этом мире? Например, думать о том, чтобы меньше было голодных или больных или заключенных?
 
Казалось бы, да, это прямая заповедь Божия.
 
А если так, должен ли он только сам кормить, лечить и посещать заключенных, что, несомненно, очень желательно, но и стараться сделать так, чтобы в стране, где он проживает, была такая система управления, которая бы эффективно служила этим целям? Чтобы меньше воровали и деньги шли бы на бедных, создание рабочих мест, больницы и т.д..
 
Таким образом не получается ли, что желание улучшить жизнь стране совсем не противоречит с желанием служить Богу?
 
Понятно, что на этом пути много трудностей и искушений. А где легко? Даже в «кельи, под елью», ох, как не легко и ох, как много искушений.
 
Так, кто же все таки настоящий революционер?
 
Я оставляю этот вопрос открытым, а для того, чтобы понять, что он не так прост, предлагаю вам послушать замечательную речь писателя и историка Эдварда Радзинского в Совете Федерации почти двухлетней давности. Зал был полон и слушали внимательно, но, боюсь, так ничего и не поняли.

«Есть сейчас такая очень утешительная формула, её постоянно повторяют
в преддверии столетия Революции — революции задумывают романтики, осуществляют фанатики, а пользуются ею мерзавцы и негодяи. Насчёт первого и последнего — может быть. Но количество революционеров немного больше. В революции революционером участвует очень часто власть…»
 
«…Пришел Александр III и первое, что он сделал:
 
«Конституция? Это, чтоб я присягал каким-то скотам?»
 
И повернули, к восторгу населения. Вперед — это значило назад. Вперед — это не к конституции, а это во времена Николая I. Добрый царь, и если учить, что происходило в его царство не по фильму «Сибирский цирюльник», а по Блоку, современнику, который писал:
 
В те годы, дальние глухие, в сердцах царили сон и мгла.
 
Победоносцев над Россией простер совиные крыла…
 
И у волшебника во власти она (Россия), казалась полной сил,
 
Которые рукой железной сжаты в узел бесполезный.
 
Это называется застой, друзья, застой. И в конце этого благополучного царствования, без взрывов, без войн… у него состоялся разговор… У него все нормально, они с Победоносцевым заморозили Россию, гниение прекратилось, правда, ничего не растет. И он говорит:
 
Что-то не ладно у нас в России.
 
И его генерал-адьютант Отто Рихтер говорит монолог, который надо выучить наизусть всем, кто думает о истории России:
 
Представьте себе, государь, котёл, в котором кипят газы, а вокруг ходят заботливые люди с молотками и старательно заклепывают любое отверстие. Но однажды, государь, газы вырвут такой кусок, что заклепать вам будет нельзя.
 
И он пишет, Рихтер,- государь застонал как от боли и ничего не сделал. И при сыне рвануло!»

Очень советую послушать эту блестящую речь (на council.gov.ru) писателя, обращенную к элите нашей страны, особенно тем , кто так боится революционеров и повсюду их ищет.

Дневник о. Вячеслава Перевезенцева
от 28 июля 2019 года на www.facebook.com