№17. Первый день в Мюнхене

Первый день в Мюнхене.
Дневник о.Вячеслава Перевезенцева.

Добрались мы очень хорошо, никогда так быстро не проходил все эти паспортные контроли и т. д., и полет прошел прекрасно, слушал Мережковского «Данте», замечательная книга, во многом пророческая, если учесть, что написал он ее в 1937 году, когда воздух Европы был уже раскален ожиданием грядущей войны, в Германии у власти уже был Гитлер, а в Италии, которую так любил Дмитрий Сергеевич, — Муссолини.
 
«Судя по тому, что сейчас происходит в мире, главной цели своей — изменить души людей и судьбы мира — Данте не достиг: созерцатель без действия, Колумб без Америки, Лютер без Реформации, Карл Маркс без революции, он и после смерти такой же, как при жизни, вечный изгнанник, нищий, одинокий, отверженный и презренный всеми человек вне закона, трижды приговоренный к смерти: «Многие… презирали не только меня самого, но и все, что я сделал и мог бы еще сделать».Это презрение, быть может, тяготеет на нем, в посмертной славе его, еще убийственнее, чем при жизни, в бесславии. И все-таки слава Данте не тщетна: кто еще не совсем уверен, что весь религиозный путь человечества ложен и пагубен, — смутно чувствует, что здесь, около Данте, одно из тех святых мест, о которых сказано: «Сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая»;смутно чувствует, что на этом месте зарыто такое сокровище, что если люди его найдут, то обогатятся нищие. Как бы Данте ни умирал для нас, что-то в нем будет живо, пока дух человеческий жив. Если отступившее от Христа человечество идет по верному пути, Данте никогда не воскреснет; а если по неверному, — то, кажется, день его воскресения сейчас ближе, чем когда-либо. В людях уже пробуждается чувство беспокойства; если еще смутное и слабое сейчас оно усилится, то люди поймут, что заблудились в том же «темном и диком лесу», в котором заблудился и Данте перед сошествием в ад: Столь горек был тот лес, что смерть немногим горше. Данте воскреснет, когда в людях возмутится и заговорит еще немая сейчас, или уже заглушенная, не личная, а общая совесть. Каждый человек в отдельности более или менее знает, что такое совесть. Но соединения людей — государства, общества, народы — этого не знают вовсе или не хотят знать; жизнь человечества — всемирная история, чем дальше, тем бессовестней. Малые злодеи казнятся, великие — венчаются по гнусному правилу, началу всех человеческих низостей: «победителей не судят». Рабское подчинение торжествующей силе, признание силы правом, — вот против чего возмущается «свирепейшим негодованием растерзанное сердце» Данте, saevissimo indignatione cor dilaceratum. Нет такого земного величия и славы, где Дантово каленое железо не настигло бы и не выжгло бы на лбу злодея позорного клейма. «Не знают, не разумеют, во тьме ходят; все основания земли колеблются… Восстань, Боже, суди землю, ибо Ты наследуешь все народы»(Пс.81:5–8). Это Данте сказал так, как никто не говорил после великих пророков Израиля. Я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка святый и истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?(Откр.6:9-10). Этот, потрясающий небо, вопль повторяет Данте на земле: О, Господи! Когда же наконец Увижу я Твое святое мщенье, Что делает нам сладостным Твой гнев? В голосе Данте слышится, немолчный в веках, голос человеческой совести, заговорившей, как никогда, после распятой на кресте Божественной Совести. Я не могу сказать, как я туда зашел, Так полон я был смутным сном в тот миг, Когда я верный путь уже покинул, — вспоминает Данте, как заблудился в темном диком лесу, ведущем в ад. Кажется иногда, что весь мир полон сейчас тем же смутным сном, — как бы умирает во сне, чтобы сойти в ад. Если суждено ему проснуться, то, может быть, в одном из первых, разбудивших его, голосов он узнает голос воскресшего Данте. Верно угадал Пифагор: миром правит Число; музыка сфер есть божественная, в движении планет звучащая математика. К музыке сфер мы оглохли, но лучше Пифагора знаем, что правящие миром основные законы механики, физики, химии, а может быть, и биологии выражаются в математических символах-числах. Символ войны — число Два. Два врага: два сословия, богатые и бедные, — в экономике; два народа, свой и чужой, — в политике; два начала, плоть и дух, — в этике; два мира, этот и тот, — в метафизике; два бога, человек и Бог, — в религии. Всюду Два и между Двумя — война бесконечная. Чтобы окончилась война, нужно, чтобы Два соединились в Третьем: два класса — в народе, два народа — во всемирности, две этики — в святости, две религии, человеческая и божеская, — в Богочеловеческой. Всюду два начала соединяются и примиряются в третьем так, что они уже Одно — в Трех, и Три — в Одном. Это и значит: математический символ мира — число Три. Если правящее миром число — Два, то мир есть то, что он сейчас: бесконечная война; а если — Три, то мир будет в конце тем, чем был сначала, — миром. «Нет, никогда не будет Три — Одно», — возвещает миру, устами Гёте, дух отступившего от Христа человечества, и мир этому верит. Ах, две души живут в моей груди! Хочет одна от другой оторваться… В грубом вожделенье, одна приникает к земле, всеми трепетными членами жадно, другая рвется из пыли земной».
 
Впрочем, и сегодня всюду — два. Как легко мы ведемся на этот соблазн разделения, как близок нам дух войны, как трудно жить по закону числа три, ища единства с несхожим. И сегодня мы легко и поспешно признаем право за силой, и нам именно сегодня так не хватает общей совести, совести нации…
 
Устроились мы в Мюнхене прекрасно, в замечательной, очень уютной квартире, в новом доме, в прекрасном районе около Олимпийского парка и музея BMV. Огромное спасибо наших хозяевам Юрию и Елене, православным христианам.
 
Вчера мы уже были в клинике и мне делали МРТ, которое не сделали после операции в Москве.
 
К сожалению, не все там у меня хорошо. Есть отек головного мозга, какая-то там еще гематома и жидкость, в общем, что-то надо будет с этим делать до начала лечения, но стало понятно, почему у меня все эти дни температура, вот от этого воспалительного процесса в голове. Завтра должен быть консилиум врачей, и будут решать, что делать, может опять придётся черепушку вскрывать, но вроде это должно быть не так серьезно, как в первый раз.
 
 Нам помогает Наташа, сотрудница Елены Александровны. Вот так и живем, сейчас опять поедем в клинику, будут делать пэт, КТ, проверять не пошли ли метастастазы, и будем ждать консилиума. Самочувствие и настроение по-прежнему хорошее.
 
В сегодняшнем Евангелии — опять слова Спасителя из Нагорной проповеди:

Евангелие от Матфея, 7:21-23.
Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: «Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?» И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие».

Творящие волю Его… Воля Его состоит в том, чтобы мы творили заповеди Его.
 
О главных заповедях Христа, точнее о том, чем наша праведность, учеников Христа, должна отличаться от праведности книжников и фарисеев, я рассказываю этом видео Юры Боярченко…
 
Да, подписывайтесь на его канал))

Дневник о. Вячеслава Перевезенцева
от 6 июня 2019 года на www.facebook.com

Ввернутся в рубрику: Дневник »
 
«
»