№138. Великий понедельник. Смоковница.

Великий понедельник. Смоковница.
Дневник о.Вячеслава Перевезенцева.

Точно подмечено, Спаситель не изсушает смоковницу, Он оставляет ее в том состоянии, в котором ее застал — бесплодном.

«Поутру же, возвращаясь в город, взалкал; и увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла. Увидев это, ученики удивились и говорили: как это тотчас засохла смоковница?»(Мф.31.19,20).

Но, бесплодное состояние, это что-то вроде «живого трупа». Жизни нет, есть только имитация жизни. Лицедейство. Господь срывает маски и подлинная суть становится явной. В жизнь нельзя играть и с жизнью нельзя играть. Жизнь должна иметь плод (цель, смысл), ЗАБОТУ (по Хайдегеру) о себе, о другом. Иначе, это не жизнь, а сухостой, и как бы мы не пытались его прикрыть «смоковными листьями», а именно, листья смоковницы были использованы Адамом и Евой для прикрытия своей наготы в Эдемском саду, ничего не получится.
Нет плодов, не будет и жизни.

Дневник о. Вячеслава Перевезенцева
от 13 апреля 2020 года на www.facebook.com

Сегодняшний день — день величайшей душевной муки.
 
«Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!
Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!»

 
Эти слова были сказаны Иисусом задолго до событий сегодняшнего дня, но Великий Понедельник — день такой душевной бури, что они звучат все время, в каждом слове, в каждом поступке Христа.
 
Какой внутренней болью полно каждое Его движение, каждое слово, тронешь — и отзовется мукой. Все — болит. Какое внутреннее возмущение, нежелание смерти. И Божественное, и человеческое Его естество сопротивляется и не хочет. Что были Тебе эти ночи, Господи, когда Ты в сумерках уходил из Иерусалима и шел на гору Елеонскую? Сколько их было — Гефсиманских ночей?
 
Ночь на понедельник Он провел в Вифании, у Лазаря. Где-где, а в этом доме точно радовались от души: наверняка там толпилась куча народу, заходили, выходили, глядели на воскресшего Лазаря, прицокивали языком, воздевали руки, восклицали таращились на Равви. Смех, разговоры, поздравления, музыка, шум, шум, шум…
 
А Ему, наверное, хотелось тишины, покоя, отдыха перед мукой, может быть, молитвы. Но Он пошел в дом друзей, чтобы провести последние часы рядом с ними, не лишать их радости побыть с Ним.
 
Конечно, сестры приготовили угощение, но мог ли Он есть? Смог ли Он есть в доме друзей с утра? От Вифании до Иерусалима совсем недалеко, но выйдя утром в Город, Иисус по пути взалкал. И немного надо-то было, чтобы зажевать голод — пары смокв бы хватило…
 
«И увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла».
 
Заметьте: Иисус не сказал ей: умри. Сказал: да не будет плода вовек. Вполне могла и дальше зеленеть бесплодно.
Может быть, с этим и связано будущее удивление Петра — смотри, смоковница, которую Ты проклял, засохла. Подумаешь, что он, чудес не видел? Лазаря на его глазах воскресили. Наверное, он бы не изумился, если бы Иисус сказал: засохни, и та бы засохла. Но здесь иное: Господь не проклинает.
 
Нам до конца показывают, что бывает, когда Господь соглашается с нашим желанием бесплодить. И то на примере дерева: слишком дорожит Христос каждой душой, чтобы показывать на живых людях. Пока Господь трясет нас за шкирку, требуя плода — мы живы. Как только Он отпускает руку и соглашается — живи бесплодно — смерть неизбежна.
 
По одной из легенд именно на иссхошей смоковнице повесился Иуда. Может быть, именно на этой и повесился. Дерево-самоубийца и ученик-самоубийца.
 
Иисус уже забыл про голод: впереди Иерусалим, оскверненный торговцами Храм, последние слова людям, и все это — на одном жаре томящейся души. И до чего отчетливо Его одиночество, какая разница между Ним, с мукой смертной в сердце — и Его апостолами, не знающими, не понимающими.
 
Смеются, поди. Спорят. Места в грядущем Царствии делят. Переругиваются беззлобно. У тех, кто рядом в эти дни, жизнь такая яркая и кипящая, плотная до осязаемости, набитая событиями, стремлениями, чаяниями, радостным предвкушением давно желанного: Учитель, Мессия и Господь, наконец-то согласился на триумф, наконец-то услышал «осанна» и по пророчеству вошел в Свой город. Еще немного, еще чуть — и свершится, сбудется!… Он — Царь, они — при Нем.
 
…а Его жизнь течет сквозь пальцы тонкой песчаной струйкой, она разрежена, как горный воздух; в ней уже не будет того, сего и этого: не будет мирного ночлега в доме Марфы, Марии и Лазаря, не будет долгих вечеров с учениками под сенью галилейских холмов… не будет вкуса смокв, которых так неожиданно и недостижимо захотелось сегодня утром.

Дневник Дарьи Сивашенковой
от 13 апреля 2020 года на www.facebook.com