100-е А.И. Солженицына.

«100-е А.И. Солженицына».
Александр Исаевич Солженицын

В очень интересном и, как мне кажется, не до конца осознанном нами, диалоге Солженицына и Шмемана, мне скорее ближе позиция о. Александра, и все же Солженицын как политический мыслитель, публицист, историк мне очень дорог. Мое мировоззрение в этой сфере, во многом, было сформировано именно под его влиянием, и остается таковым до сего дня. Но не менее важен для меня Александр Исаевич и как великий русский писатель.
 
Недавно я перечитал его «Раковый корпус». Первый раз я читал эту повесть (роман), вместе со всей страной, в конце 80-х на страницах «Нового мира». Чтобы получить подписку на «Новый мир» и на другие толстые журналы, я, тогда еще студент, работая дворником, устроился и на почту. Прекрасное было время, но думаю многое из того, что буквально запоем мы поглощали в те годы, мы просто элементарно не успевали переваривать. Вот, и «Раковый корпус» для меня тогда была книгой, одной из многих, обличающих ужас сталинизма и т.д., тогда это казалось самым главным.
 
Это, и правда, важно и для того времени, когда повесть писалась (60-е годы) и для того времени, когда она попала к широкому читателю (конец 80-х), но книга эта, конечно же, не только и не столько об этом.
 
Эта книга о войне, о войне за самое главное — за жизнь. О войне, с самым главным и беспощадным врагом — смертью. Врагом, с которым придется встретиться каждому, как бы мы не прятались от этой встречи. Об этом необходимо знать и нужно об этом думать:
 
«Не всё время, но хотя бы иногда. Это полезно. А то ведь, что мы всю жизнь твердим человеку? — ты член коллектива! ты член коллектива! Но это — пока он жив. А когда придёт час умирать — мы отпустим его из коллектива. Член-то он член, а умирать ему одному. А опухоль сядет на него одного, не на весь коллектив. Вот вы! — грубо совал он палец в сторону Русанова. — Ну-ка скажите, чего вы сейчас больше всего боитесь на свете? Умереть!! А о чём больше всего боитесь говорить? О смерти!»
 
И как бы не был страшен тоталитарный режим, а он потому и страшен, что несет смерть и мертвечину, смерть — враг более высокого порядка — «последний враг» (1 Кор. 15.26).
 
Эта книга — о осмыслении жизни в предстоянии смерти, ведь и смерть, как и жизнь, может случиться как с людьми, так и с людишками.
 
Эта книга — о человеческом достоинстве и о человеческом счастье. Разве есть вопросы важнее? Что делает человека счастливым?
 
«- совсем не уровень благополучия делает счастье людей, а — отношение сердец и наша точка зрения на нашу жизнь. И то и другое — всегда в нашей власти, а значит, человек всегда счастлив, если он хочет этого, и никто не может ему помешать».
 
И самое ли главное — быть счастливым?
 
«Не к счастью устремить людей, потому что это тоже идол рынка — «счастье»! — а ко взаимному расположению. Счастлив и зверь, грызущий добычу, а взаимно расположены могут быть только люди!»
 
А, если не счастье, то что? Чем люди живы? Этот Толстовский вопрос — есть главная тема книги А.И. Солженицына. И вполне в рамках Толстовской традиции автор не прячет ответа.
 
«Весь смысл существования — его самого и всех вообще людей представлялся ему не в их главной деятельности, которою они постоянно только и занимались, в ней полагали весь интерес и ею были известны людям. А в том, насколько удавалось им сохранить неомутненным, непродрогнувшим, неискаженным — изображение вечности, зароненное каждому».

Публикация о. Вячеслава Перевезенцева
от 11 декабря 2018 года на www.facebook.com